Admin 2016-05-22 21:28:05

С любовью и благодарностью

С любовью и благодарностью

Кирилл Косаковский – талантливый, сильный поэт, неоднократно публиковавшийся в различных изданиях. И, наверное, многим интересно было бы узнать о нем побольше. Сегодняшняя его «исповедь» – не совсем исповедь, но личность автора проступает в каждой строке. «Я хочу написать о человеческом факторе, – сказал Кирилл, – о том, как важно, что в твоей жизни, как бы она ни складывалась, появляются люди, словно специально посланные добавить в нее света и тепла».

Дом растаял… Исчез… Остался в далёком прошлом. В прошлом остались и все события моей бурной жизни: первая жена, рок-группа «Имя грозы», которой я подарил это название, мама, с которой в последнее время мы редко находили общий язык, а также моя профессия – режиссёр, которой я обучался в Институте культуры. Меня выбил из сил именно развод. Я тяжело переживал разлуку с любимой женой, потому что брак у меня был счастливый, но он рухнул в одночасье, когда я влюбился без памяти в Олю – самую юную и талантливую ученицу театральной студии, которую я вел. Она начала мне сниться в вещих завораживающих снах, и я не смог преодолеть искуса. Сердцу не прикажешь… Прежде, чем завести новые отношения, я сразу решил оформить развод, что-бы не раздваиваться и не лгать самому себе… Я был на вершине счастья со своей новой гражданской женой, когда меня настиг ещё один неожиданный удар судьбы: из-за творческих разногласий распалась моя рок-группа «Имя грозы». Так я лишился своего любимого поприща, но сохранил в сердце любовь к Ольге. И не ошибся в своей избраннице. Наши отношения выдержали испытание на прочность и временем, и моими проблемами с душевным здоровьем. Она всегда готова поддержать меня в трудную минуту, и наши чувства сейчас так же сильны и глубоки, как прежде.

ЛАМПАДА

(посвящается Ольге)

Я приближаюсь к твоему лицу,

Услышанному вдруг,

как выстрел, сзади…

Сбежит слеза,

как мальчик по крыльцу,

И упадёт на ласковые пряди.

На волосы мои ложится бог –

Твоя ладонь на волосы ложится.

В глазах твоих таится огонёк,

Он будет мне

и после смерти сниться.

Мой разум – Троя,

в длительной войне,

Когда твои глаза им править стали,

Я загрустил. Я догадался: мне

Троянский конь

привёз солдат печали.

Твои уста – две капельки огня,

Таких родных,

что я объят смятеньем.

Храни себя, любимая моя,

Сближаясь с чувством

сказочно-осенним.

Я снова в храме девичьей печали.

Я очарован озорною бровью.

Мои слова с небес звездой упали,

Изранив нас невиданной любовью.

Мы виделись с тобой

ничтожно мало,

И некуда бежать – молиться проще…

Я знаю: губ твоих подснежник алый

И в темноте найдёт меня наощупь.

Я выпускаю душу из темницы –

Пусть плещется она в бокалах ада!

И мучают меня твои ресницы,

Но в сердце загорается лампада!

Попав однажды в Добрыниху (Московская обл., ПБ №2 им. О.В. Кербикова, с недавнего времени – психоневрологический интернат № 32 им. О.В. Кербикова, – прим. ред.), я и представить себе не мог, что задержусь здесь на годы… И, честно скажу, не знаю, как воспринял бы такие перемены в своей жизни, как смирился бы с новыми реалиями, новым путем, уготованным мне судьбой, если бы не люди, поддержавшие и продолжающие поддерживать меня на этом пути. Им с бесконечной благодарностью посвящаю я эту статью.

Первым меня встретил медбрат Сергей Валерьевич Медведев. Он настолько хорошо отнёсся ко мне, что у нас с ним сразу установилось полное взаимопонимание. Он приносил мне домашнюю еду, «Сникерсы» и чай. Ему я посвятил следующие стихи:

ТРИ ЧАСА

Недолгий сон и – долгий путь.

Мне просто некогда заснуть.

Но для расстройства нет причин,

Я – растворившийся в ночи.

Не видят сна мои глаза –

На отдых только три часа.

Но в эти три волшебных сна

Войдёт доверчиво весна.

И телефон мой наберёт

Богиня северных широт,

И сядет в мой автомобиль

И мы проедем сотни миль.

Мой дом, как я – не любит спать,

Хотя застелена кровать.

Моя работа – ход конём.

Больница – просто общий дом,

В котором много бедолаг,

Людей, чья жизнь пошла не так…

И здесь, среди больничных стен

Не каждый может встать с колен,

Но каждый может отдохнуть,

Во сне глаза свои сомкнуть.

А мне приходится курить –

И о счастливом сне забыть.

Мне жребий дали небеса –

На сон всего лишь три часа.

Однажды к нам в отделение зашла психолог Елена Александровна Сидорова и предложила мне принять участие в мероприятии, посвящённом творчеству Владимира Семёновича Высоцкого. Сначала я отказался…

Нервно курил сигарету и думал: «Соглашаться или нет?». И тут меня словно волной накрыла поэзия этого истинного самородка, гения своего поколения. В моём сознании отчётливо звучали строки из его «Баллады о любви», и я понял, что не имею права упускать такую возможность. Тем более, что я был знаком со многими фактами из его биографии и мне искренне хотелось ими поделиться с теми, кто был далёк от его творчества, не понимая, как сильно обделила их судьба.

Елена Александровна, услышав в моём исполнении песни Высоцкого и узнав о том, что у меня есть свой собственный репертуар, устроила в отделении мой концерт, после которого я обрёл новых надёжных друзей. А затем предложила мне выступить на творческом фестивале в больнице имени Н.А. Алексеева. После выступления мне предложили напечатать тексты песен в газете «Нить Ариадны».

Так с помощью Елены Александровны Сидоровой я обрёл свой творческий путь в печатном издании, поражающим меня своей сердечностью и демократическим духом всеобщей солидарности. Именно этой женщине посвящается моя баллада.

САГА О ПАМЯТИ

Летели дни во чрево сна.

Азалептин. Пускаю слюни.

Но только женщина одна

Открыла мне мир Новолуний.

Когда рождается Луна

И Век вступает в фазу быта,

Культура быдла – фаза дна

Находит Новую Орбиту.

И молодёжь читает рэп,

Забыв Симфонии и Книги.

Мир от Затмения ослеп,

Истлела ткань седых религий.

От нас уходит молодёжь,

И нож Судьбы терзает души.

Терзает Душу песня-ложь,

И песня-кайф сознанье душит.

«Высоцкий, – Вы сказали мне, –

Противоядие для мира».

Мы пели песни о войне,

Сегодня дети ждут вампиров.

Всегда у Бога есть душа.

Всегда есть песня у Святыни.

Эстрадных песен анаша –

Нас всех отбросила в пустыню.

Постапокалипсис труда –

Нам за копейки нужно драться.

Но есть Высоцкий, господа!

И вам придётся с ним считаться!

Елена, вы пришли за мной

В больницу, словно на закланье.

И предложили: «Песни спой!

Отметим день Воспоминанья».

И мы устроили концерт.

Конец пути свернул к началу.

Бог расписал Судьбы мольберт,

Расправив крылья идеалу!

Я чувств высоких не предам!

Закат приблизился к рассвету.

Я говорю: «Спасибо Вам!» –

Ведь Вы – воздали честь поэту!

Позже я познакомился с психологом Ларисой Владимировной Кузнецовой. Она очень проникновенно читала нам стихи и сказки. Голос плыл, как волшебная мелодия. И в сердце моём просыпались воспоминания о какой-то древней, давно забытой жизни. Века летели по немыслимой спиральной траектории в центр Солнца. В сознании возникали и перемещались с большой скоростью образы далёкого прошлого, надёжно скрытого от нас современными средствами массовой информации. Я не люблю, когда фильмы прерываются рекламой, когда нам навязывают то, что мы и так можем купить без лишних напоминаний. Когда в художественном фильме после сильной сцены, бьющей на разрыв аорты, мне предлагают шоколад или шампунь, я начинаю чувствовать этот безумный диктат СМИ, превращающий нас в обычных обывателей.

Лариса Владимировна щедро угощала нас домашней выпечкой и устраивала чаепития, не пропуская ни одного Дня Рождения. Всегда готовы для меня взятые ею из интернета биографии Морихэя Уэсибы, Сервантеса, Эдуарда Асадова. Тёплая волна её добра и заботы окутывала меня с головы до ног, и Мир менялся на глазах, превращаясь в уютный очаг, у которого я согревался после сильной эмоциональной встряски, вызванной стихами, прочитанными Ларисой Владимировной на наших занятиях. Ей посвящается это стихотворение.

ИМПРОВИЗАЦИЯ СЕРДЦА

Тяжёлый день уже прошёл.

Харон – немного задержался.

Мне было с Вами хорошо.

И я от Вас уйти боялся.

Когда читали Вы стихи,

Я, замирая от восторга,

Молчал. Замаливал грехи.

И вновь ушёл живым из морга.

Вы помогаете Судьбе…

Моей судьбе – моей Вершине.

Вы вновь зовёте нас к себе

И доверяете мужчине.

И голос трепетных стихов,

И голос Вечности раздетой

Парит над Грудою веков,

Парит над сказочной планетой.

Вы подарили нам Восторг!

И я исторг из сердца звуки.

Со смертью начиная торг,

Я к Вам протягиваю руки.

Способны Вы меня понять,

Обнять, но лишь – на расстояньи…

Хочу «спасибо» Вам сказать,

До звёзд измерив расстоянье.

Звезда над полночью летит –

О, Боже! Сколько в Вас искуса…

И оттого наш бедный быт

Уже пришёлся мне по вкусу.

И наконец, я расскажу о самом молодом психологе – Ольге Арчаковой. Если бы мне предложили назвать её цветком – я бы выбрал подсолнух. Полный энергии, тянущийся к Солнцу, окутанный магией вечного вдохновения. В ней преобладает грация неуловимых отточенных движений, и сознание её бесперебойно выдаёт новые идеи. На свой страх и риск она пробила для нас экскурсии по всем доступным Добрынихе маршрутам. Мы ездили в Третьяковскую Галерею, в Парк птиц, в Талеж – к священному роднику. Всего и не описать. Также Ольга занимается фильмотерапией и сеансами релаксации. Она всегда выбирает мощные, содержательные картины с подтекстом, где раскрывается образ и глубина любого персонажа. Мы смотрели с ней «Игры разума», «Телохранитель», «Трудно быть Богом».

Для каждого из нас она находит нужное слово и чутко относится ко всем нашим просьбам и пожеланиям. Для Ольги Арчаковой я написал стихотворение – «Мона Лиза».

МОНА ЛИЗА

И сквозь туман седых времён

Росло имён столпотворенье…

И тот, кто был в Неё влюблён,

Читал свои стихотворенья!

Вонзались в полночь стрелы сна

И забывались сном вельможи…

И даже вечная весна – хотела

спать…

Помилуй, Боже!

Кто сможет этот сон прогнать?

Явилась женщина – Святыня.

Она была больным, как мать.

Я – раб Её и сын отныне.

Она смогла меня понять,

Пригреть насмешливой улыбкой.

Легко: встречаться и прощать,

Всю жизнь свою –

признать ошибкой…

Легко забыться в полусне…

За каждым жестом – миг творенья!

Мы смотрим фильмы, и во вне

Текут мгновенья обретенья.

Мы обретаем смысл там,

Где нет покоя и порядка,

И в силуэте наших драм

Наступит вскорости разрядка.

Экскурсий Ваших торжество –

Энергий ток – на десять баллов!

Вы – мой Кумир и Божество!

И Вы достойны пьедестала.

Так Мона Лиза тянет Русь

В палитру тихой, дивной скрипки…

И потому я вновь тянусь

К Её загадочной улыбке…

Кирилл Косаковский

 

Впервые опубликована в газете «Нить Ариадны» №4 (119), 2016 http://www.klubpsihiatrov.ru/. Размещена с любезного разрешения редакции.