Институализация арт-терапии: ключевые теории и фигуры

Шестакова А.Н., Керр Кристина

Часть 4.

См. также часть 1часть 2часть 3.

Искусство как терапия, арт-психотерапия, арт-терапия

Мы видим, насколько разные подходы к пониманию целей, задач, границ арт-терапии были у тех, кто стоял у ее истока как психотерапевтической практики. Подход Хилла и Адамсона можно назвать «творчество как терапия» — они предлагали невмешательство и настаивали на терапевтичности самого художественного процесса.

Метод Маргарет Наумберг является «арт-психотерапией» — она настаивала на анализе, с проработкой (интерпретация, вербализация) содержания получаемых в рамках арт-терапевтических сессий произведений.

Вариант арт-терапии Эдит Крамер наиболее близок тому, что является классической «арт-терапией» — она строила свой подход, опираясь на классический фрейдистский психоанализ и занималась больше формой художественной работы, непосредственно связывая ее с психоэмоциональными процессами человека.

До сих пор в арт-терапевтическом сообществе возникают споры о «правильном» подходе. Сторонники творчества как терапии — это чаще всего художники-не-психологи-не-психотерапевты, открывающие художественные студии для широких слоев населения — полагают, что основа арт-терапии в исцеляющей силе творчества, не нуждающейся в психологических теориях. На это Дж. Рубин отмечает, что «психотерапия — сложносочиненный комплекс, включающий множество разных путей понимания человеческой сущности. Он также включает множество разных путей помощи людям в преодолении их сложностей в развитии и самосовершенствовании. Чтобы мочь предложить кому-то творчество как терапию, сущностно необходимо быть профессионально образованным как терапевт».

Те, кто считает, что исключительную основу арт-терапии составляет анализ символической коммуникации между автором и его психе, упускают такие важные элементы, как удовольствие от творческого процесса и включение потенциала этого удовольствия в терапевтическую работу.

Сегодня существует также терапия самовыражением, клиническая арт-терапия, экспрессивный анализ — все они относят себя к арт-терапии, определяя тот или иной акцент. Кроме того, количество психотерапевтов, использующих художественные техники для психотерапевтической работы в своих сессиях, постоянно растет. Отдельными направления внутри самой арт-терапии считаются феноменологический подход в арт-терапии, гештальт арт-терапия, гуманистический подход, бихевиористский подход, когнитивный подход, развивающий подход и даже эклектичный подход к арт-терапии и др. При этом практикующий арт-терапевт зачастую совмещает несколько подходов, определяя, какой из них наиболее адекватен и ресурсен в конкретной терапевтической ситуации.

Вот как определяет арт-терапию Британская арт-терапевтическая ассоциация:

Арт-терапия — это форма психотерапии, в которой художественные практики используются как основной модус коммуникации. Клиенты, направленные на арт-терапию, не обязательно должны иметь опыт или навыки в художественном творчестве. Эстетическая или диагностическая оценка художественной работы клиента не является основной задачей арт-терапевта. Основная цель — способствовать переменам и личностному росту клиента через использование художественных материалов в безопасной и фассилитирующей среде.

art as healing.jpg

Американская арт-терапевтическая ассоциация:

Арт-терапия — это терапевтическое использование творческого процесса, в рамках профессиональной связи [арт-терапевт — клиент], людьми, страдающими от болезни, психологической\физической травмы, находящимися в сложной жизненной ситуации, а также для личностного роста. Через процесс (создание художественного произведения) и анализ (как произведения, так и творческого процесса) люди могут развить понимание себя и других, научиться справляться с тревожащими симптомами, стрессом, травмирующим опытом, повысить познавательные способности, а также получить жизненно необходимое удовольствие от творчества.

hart.jpg

В этих определениях мы отметим:

Во-первых, творчество используется для терапии, терапия основывается на творчестве, то есть они существуют равноправно, неотделимо, взаимообуславливая и дополняя друг друга. Как пишет Элионор Ульман, «если что-то называют арт-терапией, то это должно истинно и равноценно включать творчество (art) и терапию (therapy)».

Во-вторых, наибольшей ценностью обладает процесс как создания, так и анализа произведения, но не объективные художественные достижения, воплощенные в конечном продукте — произведении.

В-третьих, терапия рассматривается не только как лечение, но и как профилактика. То есть арт-терапия предлагается как для снятия уже имеющихся «болезненных» симптомов, так и для улучшения качества жизни в целом — развития понимания, личностного роста, получения удовольствия.

В-четвертых, арт-терапевт выполняет особую, профессиональную, поддерживающую\способствующую эффективному течению терапевтического процесса задачу.

Таким образом, в арт-терапии мы можем выделить такие базовые составляющие, как творчество, терапия, ориентация на процесс и особая роль арт-терапевта. Вне зависимости от конкретного подхода арт-терапевта (принадлежности к определенной психотерапевтической школе), устанавливаемых им\ей акцентов, предпочитаемых художественных техник и особенностей клиентов, эти базовые составляющие всегда будут присутствовать, если речь идет об арт-терапии. Их объединяет особая мета-составляющая — философская модальность арт-терапии, определению которой мы посвятим отдельную исследовательскую работу.

Впервые опубликовано в сборнике «Странный художник» / Сост. А. С. Мигунов. — М.: Изд-во Standartu Spaustuve, 2015. — 256 с.

Размещено с любезного разрешения составителей сборника.