Институализация арт-терапии: ключевые теории и фигуры

Шестакова А.Н., Керр Кристина

Часть 3.

См. также Часть 1часть 2.

США. Маргарет Наумберг и Эдит Крамер

Совсем иной подход к терапии творчеством применяла Маргарет Наумберг, так называемая американская «бабушка арт-терапии». Если А. Хилл впервые употребил термин арт-терапия, то Маргарет Наумберг сделала его понимаемым в значении психотерапевтического метода и распространила это понимание.

naumburg.jpg

Маргарет Наумберг была «educator», что в начале ХХ века определяло человека, занимающегося исследованием, созданием и апробированием экспериментальных образовательных систем. Будучи американкой, Маргарет обучалась образовательным инновациям в Европе (у М. Монтессори, например), а бизнес-школу заканчивала на родине.

После создания школы Вальден ее основным интересом стало подтверждение и официальное признание эффективности использования творческих практик в психологической работе. Настолько, насколько это было связано с ее личным интересом к психологии и творчеству, ее верой в них, настолько же (а возможно и больше) это было необходимо для включения тех методик и программ, которыми занималась Наумберг и которым хотела обучать внешних специалистов, в государственный реестр. Привычная для Маргарет Наумберг рамка прогрессивных образовательных технологий для этого не подходила, а вот психотерапия оказалась идеально подходящей. Внутри активно развивающейся психотерапии арт-терапия была действительно актуальна.

С 1935 года Наумберг полностью посвятила себя исключительно арт-терапии, оставив школу Вальден на попечение своей сестре Флоренс Кейн. В 1941 году д-р Нолан Д. С. Льюис — директор Нью-йоркского государственного психиатрического института и хороший друг Наумберг, — открыл ей двери психиатрических отделений, где Наумберг работала в формате индивидуальных сессий с пациентами до 1947 года. В это время она начала активно публиковаться в психологических журналах. Статьи в основном представляли описания клинических случаев и использование творческих практик как терапии. Наумберг активно и сознательно представляла свою работу в научном психиатрико-психологическом сообществе, все более отдаляясь от общегуманитарных и философских посылок арт-терапии и приближаясь к клиническим.

Naumburg1.jpg

В 1947 году, собрав описания клинических случаев, она опубликовала монографию (Studies of the «Free» Art Expression of Behaviour Problem Children and Adolscents as a Means of Diagnosis and Therapy, 1947), которая была старательно разослана европейским и американским психологам и психиатрам. В 1950 году она выпустила Schizophrenic Art: Its meaning in Psychotherapy.

В этом же году состоялся Первый всемирный конгресс по психиатрии, основной темой которого была психопатологическая экспрессия. Наумберг также ездила с лекциями, открытыми сессиями и выступлениями об арт-терапии по Соединенным Штатам и Европе.

Современный заинтересованный читатель может отметить содержательную эклектичность и иногда чрезмерно открытую позицию по отношению к значению символов и интерпретации художественных работ. Но в целом деятельный напор Наумберг уравновешивает возникающий иногда содержательный сумбур.

Подход Наумберг к арт-терапии базировался на совмещении и своеобразном переплетении фрейдистского и юнгианского анализа. Основная лоббируемая ею идея — творчество помогает перевести бессознательный контент в сознательный. В интерпретации и обращении с полученными произведениями Наумберг легко переключалась от теории комплексов к коллективному бессознательному, от либидозных оснований к мистическим толкованиям, вплетая в интерпретации и анализ восточную философию, оккультизм, парапсихологию. Художественное произведение, по Наумберг, представляло символическую речь бессознательного. Содержание символической речи раскрывалось в процессе свободных (вербальных) ассоциаций автора произведения и арт-терапевта.

В отличие от Адамсона и Хилла, Наумберг настаивала на важной и обязательной роли арт-терапевта как дополнительного посредника в превращении бессознательного содержания психики пациента в сознательное, а также на интерпретационной вербализации. Акта выражения, по ее мнению, было недостаточно для эффективной работы. Анализ — вот что было обязательно. Знакомство с содержаниями бессознательного, его проживание и осознавание, по Наумберг, были основой эффективности арт-терапии. Данное отношение во многом связано с многолетним стажем Наумберг в качестве пациента в психоанализе.

6636553-M.jpg

Своей практической, публицистической, педагогической и организационной работой по институализации арт-терапии М. Наумберг доказывала, что арт-терапия является самостоятельной практикой, может полностью заменить вербальную терапию (в случае тех лет это в основном фрейдистский анализ) и является более полноценным и адекватным инструментом в работе с бессознательным.

До 1970-х Маргарет Наумберг читала курсы по арт-терапии для бакалавров в Нью-йоркском государственном университете (NYU), но, к сожалению, так и не успела открыть обучающий курс для магистратов арт-терапевтов. Это сделала австрийская художница Эдит Кремер, которая также считается одним из наиболее влиятельных пионеров арт-терапии, наиболее известной русской публике по опубликованной книге «Арт-терапия с детьми». Она, подобно Хиллу и Адамсону, основывала свои первые арт-терапевтические теории на опыте работы с жертвами военных действий — детьми-беженцами. Крамер занималась с ними в художественной студии в Праге до вынужденной эмиграции в США в 1938 году. В Австрии Крамер изучала скульптуру, графику, рисунок, активно участвовала в движении БауХаус, была хорошо знакома с прогрессивными идеями художественного образования Виктора Лоувенфельда (тоже австрийца), а также с психоаналитическими теориями. Своим учителем она называет художницу Фридл Дикер, которая работала по методу И. Иттена.

Naumburg2.jpg

В 1951 году благодаря своему опыту она получила работу в нью-йоркской школе Вилтвик для детей с трудностями развития. Стоит отметить, что она была нанята как арт-терапевт, хотя официально такой должности еще не существовало. Ее первая книга «Art Therapy in a Children Community» представляет описание и осмысление работы в этой школе.

Будучи художником и потому более ориентированной на художественный процесс, Крамер полагала, что улучшения в психоэмоциональном состоянии человека идут параллельно с улучшением его рисунка: как по объективным показателям — композиция, перспектива, колористика, так и по повышению комфортности самого творческого процесса для человека. Создание произведения рассматривалось как модель, по которой человек в целом сообщается с окружающим миром — как он его осваивает, что предпочитает, чего избегает, боится, как реагирует на сложности и т. д. В таком подходе к арт-терапии важность представляет не только содержание бессознательного человека, выраженное им в художественном произведении, но и умение человека обращаться с выражением и его содержанием. Подход основан на концепциях эго-психологии в рамках психоаналитической школы З. Фрейда. Эго-психология настаивает на укреплении функций и контакта человека с собственным Эго — порождением бессознательного, удерживающего хаос его разрушительных либидозных инстинктов через сложную систему защитных механизмов. Если защитные механизмы осознанны и отрегулированы, человек может комфортно и полноценно жить в обществе.

«Интересно, что в арт-терапии, как в зеркале (правда, с существенной задержкой во времени), нашли свое отражение определенные этапы развития психоанализа. К примеру, изначально упор в психоанализе делался на бессознательное, интерпретацию снов и симптомов, затем на исследование этапов развития структуры психики, а еще позднее — на изучение «Я». Подобным образом и арт-терапевты, в их числе Маргарет Наумберг, сначала обращали внимание в основном на интерпретацию смысла бессознательных проявлений и графических символов в работах пациентов. Как только была подмечена тесная связь между рисунком и структурой характера человека, возрос интерес к формальным особенностям художественных произведений и возможностям диагностики (Alschuler, Hattwick 1947, Hammer, 1958; Kwiatkowska 1967; Ulman 1965). Когда же психоаналитическая эго-психология дошла до понимания, что внутренняя согласованность и единство формы и содержания в искусстве являются результатом работы «Я», эстетические качества произведений (Kramer, 1963, 1967) также стали рассматриваться как феномен, достойный внимания» (Крамер Э. Арт-терапия с детьми, М, 2013, стр. 68—69).

Edith Kramer.jpg

Эдит Крамер утверждала, что арт-терапия является мощной, но лишь дополнительной терапией, не может заменить вербальную и должна применяться вместе с ней.

«Поскольку укрепление любой части «Я» ведет к общему развитию личности, арт-терапия может вызвать личностные изменения. Если причиной расстройства была травмирующая ситуация, то ее отражение с помощью символов поможет ребенку справиться с негативным опытом даже без психотерапевтического вмешательства. Однако для работы с более серьезными нарушениями одной арт-терапии, как правило, недостаточно.

В целом арт-терапия и психотерапия дополняют и усиливают друг друга. Приоткрывая дверь в мир нового опыта, в котором идеи могут воплощаться снова и снова в разных обличьях, арт-терапия готовит ребенка к обмену символами в процессе психотерапии. В свою очередь, дети, проходящие лечение у психотерапевта, могут создавать эмоционально заряженные работы, имеющие большое личностное значение, поскольку психотерапия помогла им лучше понять самих себя. Тогда искусство, творчество может стать подходящей областью для воспроизведения состояний внутренней напряженности и изменений, вызванных психотерапией».

Так же, как и Наумберг, Эдит Крамер была активна в публикации материалов своей работы, выпустив множество статей и несколько книг. Она же довела до конца «основное дело» Маргарет Наумберг и стала основателем магистерской программы по арт-терапии в Нью-йоркском государственном университете.

Окончание следует

Часть 4.

Впервые опубликовано в сборнике «Странный художник» / Сост. А. С. Мигунов. — М.: Изд-во Standartu Spaustuve, 2015. — 256 с.

Размещено с любезного разрешения составителей сборника.