Институализация арт-терапии: ключевые теории и фигуры

Шестакова А.Н., Керр Кристина

Часть 2.

См. также Часть 1.

Великобритания. Адриан Хилл и Эдвард Адамсон

Сегодня невозможно точно сказать, кто первый использовал термин арт-терапия, — английский художник Адриан Хилл или американская преподавательница (educator) Маргарет Наумберг. Так же как до сих пор не разрешен негласный спор между Великобританией и США о том, где же есть родина арт-терапии.

Адриан Хилл.jpg

Относительно термина — вероятнее всего, что само словосочетание впервые употребил Адриан Хилл в своей книге «Art vs Illness», 1945, (Искусство против болезни). Также дело обстоит и с самим методом. Реабилитация после Второй мировой войны вынудила Великобританию использовать арт-терапию, а американская предприимчивость развила ее и сделала из нее настоящий продукт (легитимный сервис). Английский художник Адриан Хилл, так называемый «дедушка арт-терапии», обнаружил терапевтические свойства художественных практик, предложив «порисовать» своим соседям по отделению в туберкулезном санатории в 1942 г. В 1945 г. он уже опубликовал книгу «Искусство против болезни», представляющую его опыт использования творчества как терапии в организованной им художественной студии при госпитале. В этой книге и появился термин «арт-терапия». Хилл так описывал принцип действия терапии творчеством, «когда ум (и пальцы) совершенно вовлечены [в процесс творчества] …отпускается творческая энергия в обычно напряженном пациенте», она, как полагает Хилл, позволяет пациенту «выстроить сильную защиту против его бед». Создав термин, Хилл не прилагал особых усилий к популяризации метода. Он был прежде всего художником (скульптором) и продолжал спокойно вести студию, издавать нетерапевтические пособия по основам рисунка и даже вел телевизионную программу про творчество для детей на британском телевидении.

В 1946 году к нему в качестве волонтера присоединился художник Эдвард Адамсон, незадолго до того демобилизовавшийся. Годом позже он открыл студию при Netherne Hospital, в которой и проработал до 1981 года. Важно, что Адамсон был нанят главой госпиталя специально, чтобы создать художественную студию при госпитале. Как мы видим, уже тогда социальные институции признавали необходимость творческих практик для пациентов, еще не определяя их конкретных арт-терапевтических целей и пользы. Они проходили во многом как рекреационные занятия с интуитивным пониманием ресурсности расслабления, переключения внимания, созидания для реабилитации пациентов.

Вторая мировая война и английское реабилитационное движение, поддерживаемое государством, сыграли значительную роль в развитии арт-терапии. Дело в том, что значительную часть пациентов в английских госпиталях середины 1940-х — начала 1950-х составляли военные с травмами и заболеваниями разной тяжести. Кроме непосредственного лечения физических болезней, они нуждались в психологической реабилитации. Именно эту задачу в какой-то мере выполняли как могли художественные студии Хилла и Адамсона. Кроме того, в госпиталях по всей Великобритании велась активная реабилитационная работа, основанная на групповой аналитической психотерапии. Она также включала использование художественных техник в качестве дополнительного, но не основного терапевтического инструмента.

220px-Adamsonportrait.jpg

Когда к 1964 году в Англии была официально сформирована Ассоциация арт-терапевтов (The British Association of Art Therapists), арт-терапевтическая работа по психологической реабилитации участников военных действий и беженцев была указана как одно из наиболее важных достижений и направлений работы. Это, с одной стороны, поддержало общественное признание эффективности и реалабильности арт-терапии, но с другой — с представления о подобного рода «нуждающихся» (пусть и с гуманистической точки зрения) началось формирование потенциальных арт-терапевтических «клиентов». Из них оказались исключены широкие слои населения — «просто люди», без очевидных клинических показаний к психотерапии, которым может быть (и есть) полезно, важно обращаться к терапевтическому содействию.

Адамсон и Хилл были художниками и не имели психологического образования, потому их подход складывался на основе личных наблюдений и художественной интуиции. Для них самих художественное творчество было образом жизни. Для Адамсона была важна свободная экспрессия, интимность этого процесса — не влиять, не мешать, не прерывать. Пребывание в акте создания, считал Адамсон, это все, что нужно. Он отвергал психологические интерпретации, называя их «проекциями самого терапевта». Себя Адамсон определял просто художником «somewhere in between» медицинским персоналом и пациентами.

Хилл также не занимался анализом работ своих «пациентов» и предоставлял пространство для свободного творчества — в основном рисунок и скульптура.

Продолжение следует

Часть 3

Часть 4

Впервые опубликовано в сборнике «Странный художник» / Сост. А. С. Мигунов. — М.: Изд-во Standartu Spaustuve, 2015. — 256 с.

Размещено с любезного разрешения составителей сборника.