Институализация арт-терапии: ключевые теории и фигуры

Шестакова А.Н., Керр Кристина

Часть 1.

В данной работе мы представляем основные источники институализации арт-терапии как психотерапевтической практики. История становления арт-терапии в рамках психологии рассматривается через сопоставление базовых представлений, практики и осмысление опыта «пионеров» этого направления А. Хилла, М. Наумберг и Э. Крамер. Анализ различий и сходства их методов позволяет выделить три подхода: творчество как терапия, арт-психотерапия, вспомогательная арт-терапия, из которых в дальнейшем развивается широкое многообразие арт-терапечтискиех практик и теорий.

Арт-терапия как гетерогенный объект

Перед тем, как приступить к анализу непосредственно институализации арт-терапии как психотерапевтической практики, нам необходимо кратко коснуться ее истоков в более широком социокультурном поле.

12.jpg

Теория и философия арт-терапии складывались в западной социокультурной матрице: с общим гуманистическим вектором, из возрастающего разочарования в наукообразном, машиноподобном объяснении внутренней и внешней действительности (ecopsychology), из понимания неполноты линейного описания и восприятия этой действительности (теория голограммы)1, из желания и активных попыток создать новый мир с новыми отношениями («new age community»), переосмысленными социальными институтами.

Теория голограммы

В 1982 году в Парижском университете исследовательская группа под руководством физика Alain Aspect провела эксперимент, который может оказаться одним из самых значительных в 20 веке. Aspect и его группа обнаружили, что в определенных условиях элементарные частицы, например, электроны, способны мгновенно сообщаться друг с другом независимо от расстояния между ними. Hе имеет значения, 10 футов между ними или 10 миллиардов миль. Каким-то образом каждая частица всегда знает, что делает другая. Это положило начало исследованию «принципа голограммы». Принцип голограммы «все в каждой части» позволил принципиально по-новому подойти к вопросу организованности и упорядоченности. На протяжении почти всей своей истории западная наука развивалась с идеей о том, что лучший способ понять физический феномен, будь то лягушка или атом, — это рассечь его и изучить составные части. Голограмма показала, что некоторые вещи во вселенной не поддаются исследованию таким образом. Если мы будем рассекать что-либо, устроенное голографически, мы не получим частей, из которых оно состоит, а получим то же самое, но поменьше точностью. Развитие идей Aspect также породило в среде физиков идею о том, что на каком-то более глубоком уровне реальности такие частицы являются не отдельными объектами, а фактически расширениями чего-то более фундаментального.

«New age community»

Нью Эйдж (англ. New Age, буквально «новая эра»), религии «нового века» — общее название совокупности различных мистических течений и движений, в основном оккультного и синкретического характера. В более узком смысле этот термин используется для описания идеологически и иногда организационно связанных религиозных движений, идеологи которых оперируют понятиями «Новая эра», «Эра Водолея» и «Новый век», а также иногда именуют себя таким образом.

Эти движения зародились и сформировались в своих основных чертах в XX веке, но продолжают активно действовать и по сей день. В основании учения некоторых из движений в духе «Новой Эры» — теософские взгляды, при этом члены одной организации могут одновременно сочувствовать идеологам родственных движений и участвовать в их работе, переходить из одной группы — в другую. Именно из-за того, что речь часто идет об одних и тех же людях, некоторые исследователи предлагают использовать обобщающее название New Age для всех групп с близкой идеологией.

Достигло наибольшего расцвета на Западе в 1970-е годы.

11.jpg

Осознанное отношение к творчеству как к терапии формулировалось внутри органического развития общественных гуманистических инициатив и интенций. Внутри них арт-терапия представляет собой жизненную философию, образ жизни, способ общения и мышления. Как отмечает в своей работе Л. М. Тихонович, «арт-терапия становится занятием для людей, состояние которых, настроение и даже здоровье в любом смысле слова есть не просто необходимый элемент для социального профессионального функционирования, но является ценностью, которая предполагает вполне «эстетическое (а не только функциональное, пусть даже и «культурное») отношение и к своим переживаниям и опыту, и к «жизни» в целом». Можно говорить об особой модальности арт-терапии или об арт-терапии как модальности. В этом случае она есть вид бытия, образа жизни, мышления, основанного прежде всего на сложившихся в определенных исторических условиях ценностях: человеческой личности, творческого потенциала и саморазвития.

Эта модальность является по сути своей эстетическим феноменом, в глубинных, сущностных основаниях своих растущим из идеи эстетического, которое «утверждает реальность бытия и функционирования одной из наиболее доступных людям, широкораспространенных в культуре и универсальных систем приобщения человека к Духовному путем оптимальной (т. е. творческой) реализации себя в мире материальном».

Из этой модальности, на основе ее аксиологических установок выделяется (институализуется) арт-терапия, вбирая в себя потенциал психологических и психотерапевтических теорий. Институализация арт-терапии как психотерапевтического метода является лишь частным, одним из многих, выходов модальности (теории и философии) арт-терапии в социальную практику, среди которых можно также указать прогрессивные образовательные методологии, отдельные практики современного искусства, новейшие академические дисциплины и даже менеджмент технологии.

Арт-терапия в рамках психологии

«Любая наука, в том числе гуманитарного цикла, возникает в культуре тогда, когда в ищущем коллективном сознании общества появляется острая необходимость в ней; когда стремящийся к новому знанию разум… выявляет некую относительно самостоятельную сферу реальности (в самом широком смысле слова), которая требует отдельного внимания и специальных методов» (Бычков В. В. Эстетика, М. 2012, C.26.).

Исторически все же сложилось, что под «арт-терапией» в первую очередь подразумевают психотерапевтический инструмент. Это связано с появлением и закреплением самого термина «арт-терапия», а также с вектором усилий личностей, потрудившихся над этим.

13.jpg

В 50-е годы ХХ века психотерапия была одной из самых быстро развивающихся и открытых для новейших взглядов и течений гуманитарных дисциплин. Отказываясь от медицинской модели, представлений о психической болезни\психически больных, стигматизации и прочих сугубо\грубо клинических негуманных особенностей психиатрии, она переходила в разряд витальных гуманитарных практик, занимающихся исследованием бытийных основ человека и общества, наряду с общей волной гуманистической психологии и психотерапии.

Гуманистическая психология — направление в западной (преимущественно американской) психологии, признающее своим главным предметом личность как уникальную целостную систему, которая представляет собой не нечто заранее данное, а «открытую возможность» самоактуализа-ции, присущую только человеку. В гуманистической психологии в качестве основных предметов анализа выступают: высшие ценности, самоактуализация личности, творчество, любовь, свобода, ответственность, автономия, психическое здоровье, межличностное общение. Гуманистическая психология в качестве самостоятельного течения выделилась в начале 60-х годов ХХ века, как протест против доминирования бихевиоризма и психоанализа в США, получив название третьей силы.

Это подключало к ней потенциал и профессиональный интерес таких личностей, как Р. Арнхейм, Дж. Морено, К. Роджерс. «Арт-терапия, как и большинство направлений западной психотерапии, начиная со второй половины XX века, отказывается от «медицинской» модели (т. е. перестает видеть смысл своей деятельности в «лечении» различного рода «расстройств»). На место «медицинских» приходят такие цели, как: «гармонизация», помощь человеку в «самореализации и свободном самовыражении», стимулирование «личностного роста» и т. п. Многие психотерапевты в обосновании своей практики («методов», «техник», «приемов») обращаются не к представлениям, например, о «психологических и физиологических механизмах», а к вопросам «свободы», возможности «сознавания» («самосознавание» — один из ключевых психотерапевтических концептов) и т. п. Очевидно, что это означает прямой выход в традиционно-философскую проблематику» (Тихонович Л. М. Опыт исследования практики арт-терапии в 20 веке. Игровой контекст искусства, М., 2005).

При этом институализация арт-терапии (официальное признание пользы, легитимизирующее практику и оказание услуг) состоялась в лоне психотерапии, не позволив ей публично и широко предстать и развиваться в качестве новой философии или художественой практики. Во многом это связано с «вечным дополнительным местом», отводимым общественным сознанием философии и искусствам вне зависимости от гуманитарного прогресса. К сожалению, как философия, так и искусство в широкой социальной перспективе воспринимаются в качестве «досуговых духовных практик», на которые субъективно не хватает времени, а объективно — соответствующего навыка к их восприятию.

Продолжение следует

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Впервые опубликовано в сборнике «Странный художник» / Сост. А. С. Мигунов. — М.: Изд-во Standartu Spaustuve, 2015. — 256 с.

Размещено с любезного разрешения составителей сборника.