Художественное ателье как составная часть современной системы психиатрического обслуживания

А.И. Копытин, д.м.н., психиатр-психотерапевт

Введение

В последние годы в медицинских и социальных учреждениях разных стран, в том числе в Российской Федерации, все более активно реализуются программы, основанные на использовании лечебно-реабилитационного потенциала творческой активности больных. Активно развиваются такие здоровье сберегающие подходы как арт-терапия, музыкотерапия, драматерапия, танцевально-двигательная терапия, относимые к общему классу терапий искусством (arts therapies). Несмотря на относительно длительную историю изучения и поддержки творческих проявлений при психических заболеваниях, современный этап развития терапии искусством и творческой реабилитации больных связан с необходимостью решения ряда теоретико-методологических и практических вопросов. Одним из них является поиск и внедрение таких ее форм и моделей, которые обеспечивали бы наибольшие лечебно-реабилитационные эффекты в условиях современной системы организации психиатрической и психотерапевтической помощи.

Знакомясь с историей терапии искусством, в частности, арт-терапии и практикой ее применения в разных странах, можно обратить внимание на значительную вариативность подходов к использованию творческой активности больных. В одних случаях при организации и проведении арт-терапевтических занятий акцент делается на достижение лечебно-реабилитационных эффектов посредством творческой занятости пациентов, за счет их пребывания в поддерживающей среде художественной мастерской (арт-терапевтического кабинета или отделения). Данный вариант работы весьма напоминает терапию занятостью, терапию средой, трудотерапию и в англоязычных странах иногда обозначаются такими терминами как art as therapy (изобразительное искусство как терапия), либо therapeutic art (лечебное изобразительное искусство).

В других случаях по методике проведения и ведущим психологическим механизмам арт-терапевтические занятия имеют значительное сходство с индивидуальной и групповой психотерапией. Для обозначения такого варианта работы в последние годы все чаще используется название «арт-психотерапия» (art psychotherapy). Для него характерно большее внимание к целостной личности пациента, его переживаниям и системе отношений. Использование изобразительных средств при этом создает дополнительные возможности для фасилитации и изучения внутри- и межличностной динамики, связанной развивающимися психотерапевтическими и групповыми отношениями.

Показательно, что эти формы лечебно-реабилитационного применения изобразительной деятельности, как правило, реализуются специалистами с разной профессиональной подготовкой. В странах Европы арт-психотерапия обычно проводится арт-терапевтами высокой квалификации, закончившими специализированные программы магистерской или постмагистерской подготовки, а также психотерапевтами, в то время как лечебное изобразительное искусство реализуется арт-терапевтами с более низкими уровнями академической подготовки, художниками и эрготерапевтами.

В профессиональной среде продолжаются дискуссии относительно показаний для использования данных вариантов арт-терапии, определения их преимуществ и рисков, а также терапевтических эффектов при работе с разными группами психически больных людей. Настоящая статья посвящена обсуждению лечебно-реабилитационного потенциала такой формы арт-терапии как художественное ателье (мастерская, арт-студия). Являясь ярким примером изобразительного искусства как терапии (лечебного изобразительного искусства), данная форма лечебного применения творческой активности больных относительно широко представлена в деятельности психиатрических учреждений ряда европейских стран.

Свободное ателье как форма лечебно-реабилитационной деятельности в психиатрической среде

Свободное художественное ателье как форма организации творческого досуга больных и один из элементов лечебно-реабилитационных программ появилось на базе крупных психиатрических больниц и реабилитационных центов некоторых стран Европы и в США в 40-60-е годы ХХ века. Этому в немалой степени способствовали инициативы художников, которые в поисках работы, а иногда и новых импульсов для творчества предлагали клиникам свои услуги по ведению занятий с больными. Ярким примером таких инициатив может служить деятельность британцев А. Хилла, Э. Адамсона, американцев Г. Рида. М. Хантун, Д. Олта и других. Некоторые пионеры арт-терапии, работавшие в ателье, представили свою деятельность в публикациях (Adamson Е., 1984; Hill А., 1945; Lyddiatt Е., 1971).

Определенный вклад в появление первых художественных ателье в психиатрической среде внесли психиатры, такие как Вальтер Моргенталер (Швейцария), Ганс Принсхорн (Германия), Лео Нивратил (Австрия), Витторино Андреоли (Италия), Робер Вольма, Жан Делей (Франция), Иштван Харди (Венгрия), Айрин Якаб, Гарри Вилмер, Нолан Льюис (США) и другие. Они обращались к творческой продукции больных с целью психодиагностики, признавали оригинальность их художественного «языка» и видели в их творческих занятиях определенный стабилизирующий фактор. Иногда такие врачи создавали условия для занятий пациентов изобразительным творчеством и поддерживали их деятельность, в том числе, приглашая на работу художников и, тем самым, способствуя развитию первых форм арт-терапии в психиатрической среде.

Можно также вспомнить о врачах, тяготевших к психоанализу или строивших свою работу на основе психодинамической концепции лечения. Некоторые из них видели в творческих занятиях пациентов оригинальный и терапевтически оправданный компонент лечения. Примером могут служить инициативы создательницы Уитмидского частного психиатрического центра, британки И. Чампернон, американцев братьев Меннингеров, пригласивших для работы в своей клинике пионеров американской арт-терапии, Дона Джонса и Роберта Олта. Меннингерская система лечения, в свою очередь, оказала влияние на Г. Аммона, создателя системы динамической психиатрии и основателя частной психиатрической клиники Ментершвайге в Мюнхене.

Художественное ателье как форма организации творческого досуга больных и арт-терапии характеризуется свободным форматом занятий. Приходя в ателье, пациенты занимаются теми видами художественной практики и используют те изобразительные материалы, которые представляются им наиболее интересными. Они сами выбирают для себя темы для творчества. Временные рамки занятий также могут быть достаточно свободными. Пациенты могут делать перерывы, общаться друг с другом, в том числе, и обсуждать творческую продукцию друг друга. В то же время, целенаправленного обсуждения психологических аспектов работы не проводится. Обучение изобразительному искусству во время занятий пациентов в студии обычно не предполагается. Хотя работающие при студиях художники, эрготерапевты и арт-терапевты могут знакомить пациентов с некоторыми изобразительными техниками, акцент делается на свободном творческом самовыражении в присущей каждому больному манере.

Свободное ателье как форма организации творческой деятельности пациентов в наибольшей мере оправдана в том случае, когда у них имеется достаточно высокий, длительный интерес к изобразительному творчеству. Несмотря на наличие хронического душевного заболевания, стойких нарушений адаптации или связанных с органическими изменениями головного мозга либо эндогенным процессом нарушений психической деятельности, некоторые пациенты проявляют такой интерес и достигают творческих успехов.

Ведущими факторами психологической и личностной стабилизации при такой форме организации досуга выступают отвлекающие, седативные, активизирующие, экспрессивно-катарсические и некоторые другие функции, связанные с творческой занятостью больных. Важную роль могут играть также факторы психологической и социальной поддержки пациентов путем их сопровождения в ходе занятий персоналом студии, их общения друг с другом, участия в выставках и продажах работ, формирования социальной сети единомышленников и творческих студий с более-менее систематическими контактами занимающихся творчеством пациентов с ценителями их искусства, общественностью.

В связи с реорганизацией психиатрических учреждений и развитием новых видов лечения, в частности, психофармакотерапии, в 1960-1970-е гг. художественное ателье претерпевало определенные изменения. Были предприняты попытки использования ателье в деятельности амбулаторных психиатрических учреждений. В то же время, сокращение сроков стационарного лечения стимулировало развитие арт-терапии в виде короткого курса. При этом некоторые специалисты для того, чтобы интенсифицировать процесс лечения, шли по пути объединения художественного ателье с элементами психодинамического подхода, поведенческой психотерапии. Стали появляться «гибридные» формы арт-терапии, сочетающей в себе богатство художественной среды ателье и использование фактора групповой динамики (Allen P., 1995; Killick К., 1996). В дальнейшем некоторыми специалистами были сделаны также попытки использовать сочетание студийного и динамического подходов на разных этапах лечебно-реабилитационного процесса, в том числе, с пациентами с острыми психическими расстройствами (Луззатто П., 2001, McClelland S., 1992, Filip C., 1994).

Развитие профессиональной арт-терапии в таких странах, как Великобритания и США, ее сближение с методами психотерапии, нозоцентрированным подходом привели к возрастающей фокусировке специалистов на клинических «мишенях» и более активному применению терапевтических факторов, связанных с психологической проработкой проблемных аспектов опыта клиентов и обратной связью. Это обусловило определенное выхолащивание художественно-эстетических элементов арт-терапевтического процесса в пользу усиления лечебной, психотерапевтической составляющей.

В настоящее время художественные ателье продолжают, тем не менее, играть важную роль при реализации лечебно-реабилитационных программ. Можно также говорить об определенном «ренессансе» художественных ателье на новом уровне их развития в связи с формированием общинного направления в психиатрии, возрастающим использованием ресурсов местных сообществ и поддерживающей социальной среды в качестве значимых факторов психосоциальной адаптации больных, преодоления их стигматизации.

Появляются все новые варианты свободного ателье в плане не только методик работы, но и их организационно-правовой формы, степени связи с художественным сообществом и арт-рынком, кадрового обеспечения, а также задач, которые они решают. Приведем примеры некоторых известных художественных ателье в психиатрической среде, действующих в разных странах Европы и в США.

 

Амбулаторные художественные ателье

В отличие от ранних ателье в психиатрической среде, действовавших в 1940-60-е годы на базе крупных психиатрических больниц и рассчитанных на пациентов с длительными и практически неограниченными сроками госпитализации, многие современные ателье представляют собой такое творческое пространство, которое максимально приближено к жизни пациентов за пределами клиник. В этом случае художественное ателье выступает одним из факторов их социальной интеграции и в силу большей открытости социуму и культуре, направленности на включение творческой продукции больных в современный арт-рынок по-своему и подчас весьма эффективно служит делу реабилитации психически больных людей и преодолению их клеймения.

Весьма интересным является опыт арт-мастерской и гостевого дома для выписавшихся из стационара психически больных «Durchblick e.V.» в Лейпциге. Переживающие трудности социальной адаптации после выхода из больницы пациенты имеют возможность не только вместе обустраивать свой быт и брать на себя ответственность за свою жизнь (под контролем социальных и медицинских работников), но и совместно заниматься творчеством. Жители гостевого дома работают в художественной мастерской, реализуют ландшафтные проекты, создают инсталляции и художественные росписи в городской среде, реализуют другие творческие акции, в том числе, с использованием элементов перформанса.

affenneu72.jpgЦентр «Die Schlumper» (www.schlumper.de) в Гамбурге представляет собой художественную мастерскую, выставочный зал и кафе, открытые в 1998 г. История его создания начинается в 1980 г. с проекта «Искусство в архитектуре», реализованного на базе учреждения для инвалидов под названием «Alsterdorfer Anstalten». Художник Рольф Лауте, в настоящее время являющийся директором «Die Schlumper», расписал вместе с пациентами в фойе этого учреждения стену. Обнаруженные художественные таланты пациентов вдохновили Лауте на продолжение проекта. В 1984 г. в подвале «Stadthaus Schlump» была открыта первая специализированная художественная мастерская. Место расположения мастерской подсказало ее название.

Благодаря поддержке группы под названием «друзья Шлюмпер» и сотрудничеству с Департаментом труда, здравоохранения и социального развития города стали осуществляться дальнейшие мероприятия этого учреждения, которые постепенно начали приносить учреждению и пациентам доход.

В настоящее время работы пациентов этого центра обрели мировую известность. Их произведения украшают дома, размещаются на плакатах, в альбомах и на обложках книг. Их приобретают частные лица и организации. Их также арендуют фотографы, кинематографисты и ценители искусства. Сейчас в учреждении на постоянной основе работают 24 самодеятельных художника в возрасте от 28 до 80 лет. Они ежедневно занимаются в студии с 9.00 до 17.00. В выставочном зале центра представлены как старые, так и новые работы его посетителей, а также пациентов других учреждений. Кафе создает условия для сближения и общения пациентов и персонала учреждения с гостями. В магазине учреждения можно приобрести книги, каталоги, красочные открытки, плакаты и, конечно, сами работы «шлюмперов».

В Гамбурге имеется еще одно весьма интересное творческое пространство для больных под названием «Die Maler». Оно представляет собой художественную мастерскую, на базе которой сложился творческий союз профессиональных художников и психически больных людей без какого-либо художественного образования, увлеченно занимающихся изобразительным искусством. В последние годы члены этого творческого союза не только участвует в различных художественных выставках и аукционах, но и стремятся выпускать новые виды художественно-полиграфической продукции, в частности, паззлы, созданные на основе картин пациентов.

Несколько лет назад в Роттердаме путем преобразования социального центра для инвалидов по психическому заболеванию был создан творческий центр «Herenplaats», включающий в себя художественное ателье и галерею. В плане организации, функций и решаемых им задач центр во многом напоминает вышеназванные учреждения. Его директор Фриц Кроннерт очень много делает для того, чтобы представить творческие достижения больных в обществе. Для этого он, в частности, организует поездки наиболее творчески продуктивных посетителей центра на ежегодную ярмарку аутсайдер-арта в Нью-Йорке, развивает сотрудничество со многими аналогичными центрами и художественными галереями Европы и Америки для организации выставок, издания каталогов и продажи произведений пациентов.

Herenplaats.jpg

Амбулаторные художественные ателье зачастую имеют значительное сходство с социальными клубами и общественными организациями – своеобразными терапевтическими сообществами – объединяющими пациентов и здоровых людей (в том числе, художников) на основе общности их творческих интересов. Во многих случаях для таких учреждений характерна весьма демократичная атмосфера и делегирование части ответственности за разные аспекты функционирования ателье пациентам, что может выступать одним из факторов их активизации, поддержки и восстановления их социальных навыков. В то же время, это может таить в себе определенные риски, связанные с повышенной психологической нагрузкой, связанной с решением тех задач, которые представляют для больных повышенную сложность. С учетом этого необходима тщательная профессиональная оценка разных сфер биопсихосоциального функционирования посетителей ателье и на этой основе планирование наиболее адекватных нагрузок (и индивидуальных реабилитационных творческих маршрутов), связанных с разными аспектами работы центров и этапами лечебно-реабилитационного процесса.

Усиление взаимодействия между художественными ателье стационаров и обществом

Современные арт-ателье, действующие на базе психиатрических стационаров, по-своему решают задачи лечения и социальной интеграции больных. Для многих из них в последние годы характерно усиление контактов с внегоспитальной средой, в том числе, за счет формирования системы продвижения художественных работ пациентов на арт-рынок, организации выставок, публикации разной продукции, отражающей их творческие достижения. Можно видеть превращение больничных ателье в своеобразные центры современного искусства и социальной активности, что требует от их работников не только владения методами арт-терапии и эрготерапии, но и определенных организаторских, менеджерских качеств, умения общаться со СМИ и представителями мира искусства (галерейщиками, художниками, коллекционерами, арт-критиками).

В некоторых случаях больничные ателье, трансформированные в зоны высокой культурной и социальной активности, приглашают художников для прохождения резидентуры на базе клиник, предоставляют им творческое пространство и даже место для проживания на определенный период времени. Прилагаются усилия для того, чтобы превратить ателье и клинику в место, привлекательное для граждан и специалистов. Это делается, например, путем создания кафе, оригинальных парковых, рекреационных зон на территории больниц, открытых для посетителей, выставок, концертов, творческих встреч, фестивалей и научных мероприятий.

Весьма показательной в этом отношении является деятельность Алексианеровской психиатрической клиники г. Мюнстера (Германия), превратившейся за последние годы в один из европейских центров развития инновационных форм лечебно-реабилитационной работы, связанных с творческим самовыражением психически больных людей. Художественное отделение клиники под названием «Kunsthaus Kannen» (www.kunsthaus-kannen.de) представляет собой отдельно стоящее здание с оборудованными на его базе арт-мастерскими, выставочным залом, библиотекой книг по изобразительному искусству и архивом художественных работ. Эта клиника (главный врач – психиатр и психотерапевт Клаус Тельгер) традиционно придавала большое значение созданию гуманной институциональной среды, разные элементы которой (включая ландшафт, расположенные на территории больницы культурные объекты, отношения персонала и пациентов) способствуют наилучшим лечебно-реабилитационным эффектам.

Арт-терапия и эрготерапия на основе творческой деятельности больных начали постепенно внедряться в клинике в 1980-е годы. Постепенно сложились две основные формы использования изобразительной деятельности больных с целью их лечения реабилитации – более динамичный и ориентированный на пациентов с небольшими сроками стационарного лечения вариант проведения занятий (арт-психотерапия) и студийный, предназначенный для пациентов с длительными сроками госпитализации, либо проживающих на базе больницы.

С середины 1990-х годов деятельность художественного отделения клиники выходит на новый уровень благодаря строительству для него отдельного здания, формированию коллекции работ пациентов, систематической организации выставок, обмену научно-методической информацией с университетскими центрами, учреждениями здравоохранения и культуры, расположенными в Германии и других странах. За 30 лет было собрано более пяти тысяч работ пациентов. Они представляют собой не только живописные и графические произведения, но и скульптуры. За последние десять лет художественное отделение клиники выпустило множество фильмов, отражающих творческие достижения больных.

К началу 2000-х гг. клиника превратилась в один из европейских центров поддержки искусства в психиатрической среде, Академию аутсайдер-арта, открытую для ценителей данного искусства и уделяющую большое внимание не только каждодневной работе с приходящими в студию больными, но и сохранению, описанию и изучению их художественной продукции, ее продвижению на арт-рынок. На базе художественного отделения «Kunsthaus Kannen» прошло несколько крупных междисциплинарных научно-практических конференций, посвященных творческой реабилитации и арт-терапии, искусству аутсайдеров. Кроме того, начиная с 2009 г. раз в два года клиника организует международный форум художественных ателье, в рамках которого свой опыт и работы больных представляют десятки арт-студий из разных стран мира и проводятся сопутствующие симпозиумы и семинары.

Как отмечают Р. Брюггеманн и Г. Шмид-Кребс (Bruggemann R., Schmid-Krebs G., 2007), «Kunsthaus Kannen» «является исключительно интересным местом, где искусство аутсайдеров превращается в «искусство инсайдеров», и где творчество пациентов служит мостом, соединяющим среду лечебного учреждения с широким культурным пространством» (С. 146).

munster1.jpg  munster1_2.jpg

Индивидуальные студии и групповая комната в «Kunsthaus Kannen»

Другим ярким примером постепенной трансформации арт-ателье при психиатрической больнице в центр культурной и социальной активности может служить «Дом художников» (Haus der Kunstler) в Гуггинге (Австрия), в настоящее время именуемый «Интегративный культурный центр Гуггинга» (www.gugging.org).

«Дом художников» как форма поддержки творческого досуга больных был создан психиатром Лео Навратилом в 1981 г. на базе Государственной психиатрической клиники Нижней Австрии. Работавший в клинике врачом начиная с 1940-х годов, Л. Навратил поощрял своих пациентов заниматься изобразительным искусством, поначалу используя создаваемые работы как материал для диагностики. Его работа под названием «Шизофрения и искусство» вышла в свет в 1965 г. Она вызвала сенсацию среди медицинских работников и представителей мира искусства. Многие известные художники, в том числе, Артур Райнер, стали посещать Гуггинг и восторгаться произведениями пациентов. Первая коммерческая выставка работ из Гуггинга состоялась в Вене в 1970 г. За этим последовали другие выставки и многочисленные публикации, получившие высокую оценку со стороны художественных критиков.

«Дом художников» создавался Л. Навратилом как место для жизни и творчества больных, проявивших повышенный интерес к занятиям изобразительным искусством. В отдельном знании, где располагается «Дом художников» («Интегративный культурный центр Гуггинга») могут проживать до 12 пациентов. Они не только имеют жилые помещения, но и могут пользоваться художественными мастерскими и выставочным залом. Они также могут встречаться с посетителями и, по сути, достигать финансовой состоятельности, зарабатывая себе на жизнь своим искусством. Некоторые из них (Освальд Тширтнер, Август Вала, Йоган Хаусер, а также поэт Эрнст Гербек) получили широкое признание. В 1989 г. художники из Гуггинга получили специальную премию им. Оскара Кокошки за выдающийся вклад в современное искусство.

В 1986 г. психиатр Йоганн Фейлахер стал преемником Лео Навратила, развивая деятельность культурного центра на новой основе. Наряду с персональными и коллективными арт-ателье, на сегодняшний день центр «Дом художников» располагает выставочным залом, архивом, залами для семинаров, симпозиумов, концертов и театральных выступлений, а также магазином.

Широкую известность получила организованная в 1970-е годы на базе психиатрической больницы Сан Сальви во Флоренции арт-мастереская «La Tinaia». Так же, как и «Интегративный культурный центр Гуггинга», мастерская «La Tinaia» несколько лет назад трансформировалась в «Centro d’Attivita Espressive» (Центр экспрессивных искусств») (www.latinaia.org). Основатели центра, художник Массимо Менси и керамист Гиллиано Буччиони стремились воплотить в жизнь мечту о создании альтернативного пространства для творчества и социальной активности, которые могли бы противостоять жестко организованной повседневной жизни и лечебной среде.

С самого начала важная роль отводилась организации выставок и продаже работ пациентов, для того чтобы способствовать их выходу за пределы госпитальной среды и обретению большей свободы. Инициатива создания «La Tinaia» изначально зарождалась на волне антипсихиатрического движения. Однако с течением времени деятельность и идеология ателье стала претерпевать изменения. В связи с сокращением коечного фонда и финансирования деятельности больницы ателье испытывало серьезные финансовые проблемы до тех пор, пока в 1983 г. руководство больницы не согласилось оплачивать покупку изобразительных материалов для больных.

В конце 1980-х годов на базе «La Tinaia» был организован кооператив, что позволило легализовать и упорядочить продажу работ пациентов. В то же время, росла известность этого арт-ателье во всем мире. Благодаря международным контактам, центр стал организовывать выставки во многих странах.

В настоящее время на базе «Centro d’Attivita Espressive» работает полтора десятка душевнобольных художников. Пятеро из них посещают центр уже более десяти лет. Основанная в 2002 г. ассоциация «La Nuova Tinaia-Onlus» организует выставки, занимается продажей работ, а также документированием и изучением творчества больных. Кроме того, ассоциация принимает активное участие в разработке и реализации реабилитационных проектов, основанных на творческой активности пациентов.

Знакомясь с опытом художественных ателье, организованных при психиатрических стационарах, можно обратить внимание на усиление в последние годы коммерчески-ориентированных проектов, позволяющих поддерживать деятельность ателье в условиях ограниченного финансирования и приносить самим пациентам дополнительный доход. Не только «La Tinaia», но и целый ряд известных центров творческой активности больных воплощают оригинальные идеи по созданию и последующей реализации художественной продукции. Так, художественное ателье, действующее при психиатрической клинике Шарите в Берлине («Offenes Atelier») недавно реализовало новый, коммерчески-ориентированный проект, связанный с изданием колоды игральных карт на основе художественных работ душевнобольных. В настоящее время карты поступили в продажу через сеть книжных и сувенирных магазинов.

Можно также найти примеры художественных ателье при психиатрических больницах, предназначенных для посещения в основном пациентами, уже выписавшимися из стационара, поскольку они имеют большие возможности для систематических занятий в студии. При организации ателье такого рода их руководители подчас особое внимание обращают на проницаемость внутренних и внешних границ, отделяющих их помещения друг от друга и внешней среды. Яркой иллюстрацией такого стремления к преодолению границ в интересах социальной интеграции и преодоления стигмы психического заболевания может служить деятельность «Живого музея» («The Living Museum»), организованного в результате реорганизации одной из крупных психиатрических больниц Нью-Йорка, расположенной в районе Квинз (Кридмурский психиатрический госпиталь). «Живой музей» служит одновременно и творческим пространством для высоко мотивированных пациентов, и экспозиционной площадкой, открытой для посетителей и ценителей искусства аутсайдеров.

Активно сотрудничающая с «Живым музеем» в течение многих лет и создавшая аналогичный арт-центр в Европе Руфь Ееман считает его одним из наиболее новаторских проектов в психиатрии: «В нем удалось реализовать мультифункциональность помещений, а также проницаемость границ изнутри наружу. «Живой музей» – это ориентированное на длительный срок концептуальное художественное действо, в котором по причине его постоянной трансформации, застой кажется немыслимым» (Ееман Р., 2002, С. 76).

В связи с сокращением коечного фонда, значительные площади Кридмурской психиатрической клиники в начале 1980-х годов были освобождены, и в одном из корпусов, который был ранее занят столовой, был оборудован арт-центр. Инициаторами его создания выступили польский художник Болек Гречиньски, а также клинический психолог и художник Янос Мартон. На протяжении последних почти 30 лет «Живой музей» постоянно разрастался, аккумулируя многочисленные произведения изобразительного искусства, инсталляции, скульптуры и объекты, созданные пациентами. В работе центра активное участие принимают художники и клиницисты, приезжающие из разных стран для прохождения резидентуры.

«Живой музей» включает центральный просторный зал, окруженный многочисленными комнатами разной площади, в которых оборудованы тематические выставки и индивидуальные мастерские пациентов. Тематический спектр выставок имеет непосредственное отношение к интересам и значимым отношениям больных и включает такие ключевые темы как «Больница», «Церковь», «Рабочее место», «Родной дом», «Райский сад» и другие. Тема райского сада была реализована путем организации и художественного оформления внутреннего двора центра с большим количеством растений, вьющихся вокруг скульптурных композиций и инсталляций. Здесь же развешены картины. Многие пациенты задерживаются в этом саду, берут на себя ответственность по уходу за растениями, и как отмечает Р. Ееман, «это позволяет им быть непосредственными участниками процесса роста, цветения и видоизменения» (Ееман Р., 2002, С. 78).

 munster2.jpg

Пациенты «Живого музея» демонстрируют свои работы, созданные в индивидуальных мастерских.

 «Живой музей» открыт для посещений, и при этом сами больные, работающие на его базе, проводят для посетителей экскурсии. Большое значение отводится организации выставок в Нью-Йорке, других городах США и странах мира, работе со СМИ. Еще один мост, соединяющий «Живой музей Нью-Йорка» с обществом, возник благодаря созданию документального фильма, снятого лауреатом премии Оскар Джессикой Ю. Фильм был создан по заказу НВО – одного из крупнейших американских телеканалов – и демонстрировался на всей территории США, а также многочисленных кинематографических фестивалях. В этом фильме Джессика Ю рассказывает о творчестве посетителей студии и их жизненном пути.

Вдохновленная примером «Живого музея» Нью-Йорка, несколько лет назад Руфь Ееман создала аналогичный центр при психиатрической больнице кантона Сен-Гален в Швейцарии (г. Виль). При этом она последовательно стремилась реализовать концепцию открытого, многофункционального пространства, в котором обеспечивалась бы связь с внешним миром, и произведения больных могли бы находить своего зрителя.

 munster5.JPG

Художественные мастерские и экспозиционный центр на территории «Живого музея» при психиатрической больнице кантона Сен-Гален

 Заключение

Сделанный обзор существующих на сегодняшний день в разных странах мира художественных студий для занятий психически больных людей позволяет видеть ряд тенденций, связанных с постепенной трансформацией традиционной художественной студии в более динамичные и характеризующиеся значительно большей открытостью к широкому социальному и культурному пространству центры творческой и социальной активности больных. Данные тенденции касаются арт-ателье, организованных не только в амбулаторной среде, но и на базе психиатрических стационаров.

Арт-ателье являются такой формой организации творческой работы пациентов, которая создает условия для полноценной художественной практики, тесной кооперации их персонала (арт-терапевтов, эрготерапевтов, художников) и пациентов с общественными организациями и местными сообществами, представителями мира искусства (художественными критиками, кураторами выставочных проектов) и средств массовой информации, достижения не только значимых лечебно-реабилитационных эффектов, но и создания качественной изобразительной продукции. Она может быть предъявлена обществу, стать частью современного культурного ландшафта, служить изменению отношения общества к людям с проблемами психического здоровья, преодолению их клеймения (Гаврилов В.В., 2005; Копытин А.И., 2007; Thomashoff H.O., Kopytin A., Sukhanova E., 2009).

Изучение опыта работы художественных ателье как частной формы реализации арт-терапии и творческой реабилитации больных в разных странах позволяет признать важную роль, отводимую продвижению художественной продукции пациентов во внегоспитальную среду, в том числе, на арт-рынок. Хотя экспонирование работ пациентов считается недопустимым при проведении инсайт-ориентированных вариантов арт-терапии (арт-психотерапии), поскольку нарушает норму конфиденциальности и приватности, применительно к реабилитационной практике и задаче преодоления стигмы психического заболевания такая деятельность может быть оправдана. Это сопряжено с необходимостью решения целого ряда правовых и этических вопросов, а также изучения эффектов экспозиционной практики как на пациентов, так и зрителей. При этом клиническая перспектива восприятия творческих проявлений личности душевнобольного человека неизбежно дополняется и обогащается социокультурной и антропологической перспективами.

Некоторые тенденции, выявленные в обзоре деятельности зарубежных арт-ателье, отмечаются и в Российской Федерации. Арт-терапия и творческая реабилитация больных активно внедряются в последние годы в нашей стране. Происходит поиск и отработка более эффективных вариантов организации и методических принципов такой деятельности (Актуальные вопросы творческой реабилитации в системе оказания психиатрической помощи, 2012; К пониманию и терпимости – через искусство, 2007; Гаврилов В.В., 2005; Копытин А.И., 2010, 1011). Передовой зарубежный опыт может иметь значительную ценность. В то же время, он должен быть соотнесен с социальными и культурными условиями, а также традициями психиатрического обслуживания в нашей стране.