Ангел Зади

Владимир Гаврилов, куратор коллекции ИНЫЕ (Ярославль)

Фото Нины Клюкиной (Фурманов)

В картинной галерее города Фурманова на художественной выставке в 2012 году я был впечатлен необычайно красочными работами молодой художницы. Позже познакомился и с ней самой: на одном из по-домашнему приветливых вернисажей, которыми краеведческий музей умудряется регулярно баловать фурмановцев, я приметил скромную, внимательно разглядывающую развешенные работы, тридцатилетнюю барышню. «Меня зовут Маша Магрычева», – представилась она, при этом с большим удовольствием запивая чаем выставленную на стол выпечку.

Магарычева1.jpg

Улыбчивая, немногословная, добрая и – спокойная. Мы познакомились, она подарила мне свои картинки. Её удивительный рисунок с названием, как мне показалось с восточным привкусом – «Ангел Зади» – я поспешил представить на Фестивале «Нить Ариадны» (2014). Кстати, только забирая работу с выставки, я сам узнал и с улыбкой разъяснял московским организаторам её уточнённое название: оказывается, Зади – это вовсе не имя Ангела, а ошибка автора в подписи к картине – имелось в виду «Ангел сзади». Ну, знаете, смотря как повернуться и как взглянуть…

Среднее образование Маша получила в школе-интернате. Удовлетворительные оценки по точным наукам с лихвой компенсировались пятёрками по рисованию – то были закономерные итоги её любимого занятия – срисовывания картинок из детских книг. После смерти мамы Маша проживает с семьей сестры Ольги. В свободное от рисования время (с её неторопливой манерой за день она успевает приготовить 1-3 работы), Маша любит неспешно прогуливаться по городу, подкармливать птиц, дома смотрит телевизионные сериалы, вышивает, «вКонтакте» и в «ФБ» делится своими рисунками с друзьям…

Председатель региональной общественной организации «Всероссийское общество инвалидов» Н.В. Горев делится впечатлениями: «В нашей изостудии клуба молодых инвалидов «Преодоление» Маша охотно общается со сверстниками, много рисует и удивляет нас своей колоссальной работоспособностью, обучаемостью и образностью рисунков. Её произведения экспонировались на тематических выставках в школе, библиотеке. Она активно участвует и в спортивных мероприятиях: занимала призовые места по армреслингу, в 2011 году стала лауреатом премии Губернатора области «За социальную и творческую активность», номинант Международной премии «Филантроп».

Магарычева4.jpg

Своими наставниками Маша считает дизайнера Людмилу Август и художника Сергея Журавлёва (естественно, она представляет их с отчеством). Сергей Журавлёв преподавал в её изостудии, именно там она узнала о Василии Кандинском, ей нравилось срисовывать его экспрессивные работы, она научилась рисовать и с натуры. В семье творит только она. После работы усталые родственники не всегда успевают восхищаться Машиными работами. Папе неприятны запахи масленых красок, поэтому Маша использует гуашь. В её рисунках, как правило, представлялись незамысловатые натюрморты домашнего интерьера (посуда, игрушки), любимые кошаки: Василиса и Барсик.

В последнее два года Маша «сошлась» с другим талантливым живописцем – Татьяной Комшиловой, и Машино творчество стало ещё более самобытным. Незаметно она пристрастилась «рисовать только из головы», Маша признательна, что Татьяна Николаевна хоть и не устраивала ей изо-ликбез, но активно приглашала её на экспозиции других художников, которые сама и организовывала, научила открыто делиться своими впечатлениями, оценивать окружающие артефакты и любоваться городскими пейзажами.

Татьяна Николаевна вспоминает: «Работы Маши было невозможно не заметить. Они выделялись на фоне других любителей звонкостью красок, самобытностью, искренностью, стильностью.

Оказалось, что за яркими эмоциональными произведениями стоит очень застенчивая, малоразговорчивая художница, для которой живопись становится счастливой отдушиной для общения с миром».

Сегодня у Маши очень хорошо получаются пейзажи с декоративными, ярко покрашенными, крепко сбитыми или собранными из панелей двух-трехэтажные домиками с разноуровневой крышей. Маша соглашается, что хотела бы поселиться в таком, кстати, её отец и старший брат – строители, так что, может, когда-то её мечта и сбудется? Реже она рисует и пятиэтажные постройки, в одной из которых она и живёт.

Магарычева2.jpg

Её архитектурные разработки (может, это Фурманов будущего?) необитаемые и чисты: пустые лавочки, безлюдные прямые дороги, тропинки, из братьев меньших только галки и вороны. Очеловеченные жилища рассматривают нас жёлтыми окнамиглазницами, а окна и двери, с крепкими ручками и запорами, непременно прикрыты. В свои работы она часто привносит придорожные столбы. Крепкие брёвна не прикручены проволокой к железобетонным пасынкам, а скорее изящно по-женски привязаны или прибинтованы к ним неким бантиком. Столбы – без фонарей: забыли повесить или уже потерялись? Но детали пейзажей и так хорошо просматриваются, такое бывает в яркий день! Изредка пригожий порядок всё же освещают солнце или звёзды. Машины сооружения, как правило, окружены изгородью: то худосочными досочками, то крепко отлитым забором, своим рельефом напоминающим застёжку-«молнию». Вероятно, ограде, как и запорам, уготовано «застёгивать» дома, отгораживать их неприкосновенную, несколько аутичную красоту. Когда любуешься домиками, тревоги или наплыва мыслей по поводу возможной зоны отчуждения не возникает, наоборот, у Маши присутствует какая-то яркая праздничность, незыблемое памятникоподобное спокойствие…

Татьяна Комшилова подмечает: «Любовь, восхищение, восторг перед жизнью Маша охотно переносит в свои творения. Поражает её врожденное чувство цвета и композиции, да и умение гармонизировать яркие открытые цвета достойно восхищения! Организация пространства листа практически безупречна. То, что Маша – натура творческая, внутренне богатая, умеющая видеть и чувствовать, подтверждает и меняющаяся манера письма. Она не зацикливается на одиночном, однажды найденном приеме. Смело экспериментирует с цветом, фактурами, не боится менять материалы, пробует всё, что кажется ей перспективным. Зачастую находит нестандартные решения в смешении различных техник, даже с самыми простыми (дешевыми) детскими красками с удивительным вкусом она добивается вполне профессиональной реализации креативных идей».

В рисунках традиционен сине-фиолетовый «верх» неба, стайки облаков и птиц, редкий гость – залетевший самолётик, зато многообразны рельефы её картин, чаще – городские крыши или высокая крона листьев с пещероподобным входом в таинственные чащи, зелени очень много: листики прорастают непосредственно и на стволах… Иногда в рисунках пробивается и нездешняя красота: горы, озёра, водоемы. Крайне редки причудливые высокие замки, и при расспросах я получаю от автора через смущённую улыбку ответ: «Там живёт принц»… Встречается и иная экзотика: заснеженные юрты (тоже – домики), они и деревья покрыты тяжёлым слоем снега, раскидистые ветки смахивают на изящные изгибы оленьих рогов. Красиво однако! Но лето Маша любит больше: «купаться можно», и отец часто вывозит её на Волгу. В пейзажах нередко встречаются водоёмы, Маша поясняет суть голубых полосочек или овалов: «Река, пруд, море». Иногда на листок «вплывают» и парусники.

Татьяна Николаевна продолжает делиться: «Рассматривая Машины работы (а их у нее великое множество), удивляешься ее умению вариативно мыслить. Один и тот же сюжет может обыгрываться пять и более раз, поэтому рождаются целые серии живописных и графических работ: «Крыши», «Мосты», «Деревья», «Окна» и т.д. Далеко не всякий профессионал может так скрупулезно работать над одной темой. Хотя Маша малоконтактна (предпочитает больше слушать), она, как губка, впитывает все, что касается вопросов мастерства и стремится к развитию».

Магарычева3.jpg

Вот она какая – рисовальщица Маша, мечтающая стать «настоящей» художницей, в полной мере еще не осознающая, что она уже и есть – самобытный наивный автор! Её творческий поиск продолжается, и она с достоинством продолжает подписывать свои работы: «М.С.» – «Мария Сергеевна». Глядишь, вскоре ангелы или фортуна тоже развернутся лицом и залюбуются её удивительными картинками, а быть может, в очередной наш приезд город Фурманов обрадует нас новыми оригинальными постройками, навеянными и Машиными «проектами».

Статья была впервые опубликована в газете "Нить Ариадны" №3, 2016, размещена с любезного разрешения редакции.