Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Admin 2012-11-07 01:15:00

- 1 +

Майк Уоллес - человек-легенда, открывший миру истории многих выдающихся людей и...подлинное лицо депрессии

Майк Уоллес. Для многих с это имя сегодня малоизвестно. Единицы знают, что за ним стоит выдающийся журналист и телеведущий, автор легендарной передачи «60 минут» на американском канале CBS.

7 апреля 2012 года Майк Уоллес (или Мирон Леон Уоллес) скончался в США в возрасте 93 лет.

Можно долго перечислять профессиональные достижения и заслуги Майка Уоллеса, называть поименно тех, у кого за свою карьеру он взял интервью, подсчитывать количество наград и статуэток Эмми, которые он получил. Все вызывает глубокое уважение к фигуре Уоллеса. Все это не главное для нас.

Но для любого человека, в чьей жизни оставила след депрессия, Майк Уоллес – символ мужества и воли. Потому что он был одним из первых известных и публичных людей, открыто сказавших о своем психическом расстройстве и признавшимся в попытке совершить суицид.

В своих интервью, сидя перед известными политическими лидерами, он не боялся задавать провокационные и острые вопросов, заставляя их нервничать и смущаться. Но сам он в одиночестве страдал от тяжелой депрессии.

Первый серьезный эпизод болезни случился в 1984 году. Тогда его 30-летний брак был на грани распада, к тому же в его адрес были выдвинут серьезные обвинения за клевету. Общественность отвернулась от него. Он не мог нормально есть, спать, работать. Его состояние ухудшалось. Семейный терапевт, к которому он обратился, запретил даже думать и произносить слово «депрессия», это могло окончательно разрушить его репутацию. Некоторое время Уоллес пытался справиться с болезнью самостоятельно, скрывая ее от окружающих.

Так было до 1986 года, когда он попытался совершить суицид, приняв большое количество снотворного. Врачам удалось вернуть его к жизни. Тогда же был поставлен диагноз «депрессия». Уоллес принимал антидепрессанты и повещал сеансы психотерапии. Несколько раз, когда наступало улучшение, он бросал прием антидепрессантов, после чего следовал новый эпизод депрессии. В 1993 году Уоллес принял решение пожизненно оставаться на антидепрессантах.

Некоторое время он все еще скрывал от общественности свою болезнь, ссылаясь на периоды нервного истощения: «Мне было стыдно. Рассказать о болезни означало признать свою слабость. Десятилетиями люди, думая о депрессии, представляли сразу образ сумасшедшего дома. Когда я думаю об этом сейчас, я понимаю, как это было глупо. Очень, очень глупо»

В итоге, благодаря поддержке своих лучших друзей, также страдавших от депрессии, Уоллес решился рассказать публично о своей болезни.

«Нет ничего, повторюсь, ничего постыдного, когда у вас депрессия. Если вы обратитесь за помощью, ваши шансы на выздоровление очень хорошие. Но, для начала нужно решиться на этот шаг» - Майк Уоллес.

Здесь мы публикуем интервью, взятое у Майка Уоллеса в 2006 году каналом CBS, где он проработал многие годы над программой «60 минут». В интервью он откровенно рассказывает о том, как прошел через испытания жизни, депрессию, как почти утратил контроль над собственной жизнью и как справился со своей болезнью.

CBSCares: Майк, спасибо, что нашли время и решились поговорить с нами о своей депрессии. Ваша история очень важна, она является ярким примером того, как человек, образец для подражания миллионов зрителей, прошедший в своей жизни через множество препятствий, может заболеть депрессией и победить ее. Главное, показать, что болеть депрессией не стыдно, что ее можно преодолеть, что удалось в свое время Вам.

Майк Уоллес: Верно…стыдится не нужно. Я нахожу эту инициативу CBS важной. Прежде чем мы начнем, я хотел бы показать кое-что. Это письмо я получил от Макса Клиланда.

CBSCares: Это сенатор Макс Клиланд, ранее представлявший штат Джоржия, ветеран и герой Вьетнамской войны, потерявший обе ноги?

Майк Уоллес: Да. У Макса случился тяжелый эпизод депрессии. Я слышал об этом, но никогда раньше с ним не встречался. Я позвонил ему. Лучшее, что может сделать человек, страдающий депрессией, поговорить с кем-то, прошедшим через подобное. Я сказал ему: «Послушай, я прошел через это. Я выжил. Я и рад этому. Я счастлив настолько, насколько это возможно при сложившихся обстоятельствах. Как бы тяжело не было, ты сможешь сделать то же самое».

CBSCares: То, о чем Вы рассказываете, подтверждает рекомендации экспертов людям с депрессией общаться с теми, кто пережил или еще борется с депрессией.

Майк Уоллес: Это и правда помогает. Я сам во время своих эпизодов говорил со многими друзьями, Биллом Стайроном (лауреат Пулитцеровской премии) и Арти Бухвальдом (писатель, колумнист и юморист), которые в то же самое время страдали от депрессии. Мы оказывали друг другу поддержку. Даже стали называть себя «Братьями Blues» (blues от англ. – хандра, тоска, прим. ред.)[BREAK]

CBSCares: Мы читали, что Ваш первый серьезный эпизод депрессии случился в начале 1980-х гг. , тогда генерал Уэстморленд, бывший главнокомандующий войсками США во Вьетнаме, подал судебный иск размером в 120 млн. долларов США, обвиняя Вас и канал в клевете за документальный фильм «Неисчислимый враг: Вьетнамский обман». Тогда Вы рассказали о лжи генерала Уэстморленда, скрывшего реальные силы противника во Вьетнаме. Именно этот случай дал импульс депрессии?

Майк Уоллес: Что ж, тогда мне приходилось ежедневно сидеть в зале суда и слушать, как меня называют лжецом, обманщиком и пр., задевая мою нравственность и гордость.

CBSCares: Это должно быть тяжело. Но на тот момент Вы были олицетворением надежности и, пусть и суровым, но стандартом профессиональной журналистской этики. Почему же тот случай подорвал эмоциональную твердость Майка Уоллеса? Почему Вы не смогли справиться с этим?

Майк Уоллес: Психиатр, к которому я обратился, проанализировав ситуацию, сказал мне тогда: «Знаете, мистер Уоллес, Вас волнует сейчас необходимость самому себе ответить на вопрос, который Вы часто задаете другим.» Он должен был подготовить меня на тот случай, если я проиграю судебный иск. Я был в тяжелом депрессивном состоянии, так что если бы я проиграл, моя жизнь была бы окончена. Я не видел для себя перспективы.

CBSCares: В тот момент, когда Ваша репутация зависела от присяжных, Вы ощущали, что теряете контроль над своей жизнью?

Майк Уоллес: Абсолютно верно. Я был в твердых руках присяжных, не зная чего ожидать. Мои же руки тряслись, потому что тогда я уже принимал лекарства.

CBSCares: Что это были за лекарства, какие еще они вызывали побочные эффекты?

Майк Уоллес: Я принимал антидепрессант под названием «Людиомил» (другое название – мапротилин, относится к классу тетрациклических антидепрессантов - прим. ред.) Я принимал его, пока не появились новые препараты СИОЗ (ингибиторы обратного захвата серотонина - прим. ред.), например, Золофт. В дополнение к тремору рук, Людомил вызывал сильную сухость во рту и жажду, плюс еще пару побочных эффектов.

CBSCares: Какие симптомы депрессии проявлялись у Вас?

Майк Уоллес: В первую очередь, я не мог спать иесть. Я ощущал безнадежность, не мог заставить себя противостоять болезни…я полностью утратил надежду и перспективу. Стал «сумасшедшим». Раньше мне приходилось делать историю о депрессии для «60 минут», но я не подозревал, что сам буду переживать это. В итоге, я не выдержал.

CBSCares: Откуда пришла помощь?

Майк Уоллес: Моя жена, Мэри, стала подозревать депрессию. Она обратилась в местную больницу, через которую меня направили к моему психиатру. Он взялся за меня, не зная, кем я работаю. Он тщательно изучил ситуацию, объяснил мне, почему я ощущаю себя именно так, поставил диагноз «депрессия» и приступил к лечению.

CBSCares: Насколько известно, история с судом закончилась в Вашу пользу, Вам не пришлось брать назад ни единого слова и факта из фильма?

МайкУоллес: Ни единого.

CBSCares: Вы были реабилитированы, Вам стало от этого лучше?

Майк Уоллес: Да, мне сразу стало лучше. Это было большим облегчением для меня. Но депрессия все еще была в моей жизни, хотя от антидепрессантов и психотерапии я стал ощущать себя лучше.

CBSCares: Хорошо, Вам стало лучше, все факты в вашем фильме о войне во Вьетнаме оказались верны, и Вы были близки к тому, чтобы обрести вновь контроль над своей жизнью… Почему же тогда вскоре последовал еще один эпизод депрессии?

Майк Уоллес: Тогда мне нужно было еще полгода принимать Людомил и постепенно сокращать количество визитов к психиатру.Но я чувствовал себя отлично. Поэтому я по глупости решил прервать сразу прервать лечение. Через несколько месяцев я сломал запястье на руке, играя в теннис, после чего депрессия вернулась.

CBSCares: В дополнение к перелому и резкому прекращению приема антидепрессанты, что еще могло стать толчком к депрессии?

Майк Уоллес: Крушение представлений о человеческом организме.

CBSCares: Вы имеет в виду сломанную кость как горькое напоминание об эмоциональной и физической хрупкости тела и жизни человека?

Майк Уоллес: Да, осознание уязвимости и хрупкости стало важным фактором.Я снова оказался в состоянии глубокой депрессии. Однако, пройдя через нее однажды, я уже знал, что свет в конце тоннеля существует. Правда, несмотря на эти слова, дни и недели в состоянии депрессии равнялись для меня десятилетиям.

CBSCares: Были ли у Вас эпизоды депрессии до дела с Уэстморлендом?

МайкУоллес: Никогда.

CBSCares: Вы упомянули, что работали над сюжетом о депрессии для «60 минут». Это был тот репортаж о главе крупной корпорации в Калифорнии, когда депрессия, возникшая внезапно и беспричинно, разрушила всю его жизнь?

Майк Уоллес: Да, это был как раз тот случай.

CBSCares: Подошли бы Вы к истории иначе, если бы пришлось ее сделать сейчас?

Майк Уоллес: Да и во многом. Осознание этой ситуации приходит только тогда, когда проживаешь ее лично. 20-25 лет назад, когда мы обсуждали тот случай, не было еще общего понимания проблемы… по крайней мере в той степени, как сегодня. Эта тема была такой же неудобной как, например, рак.[BREAK]

CBSCares: Это означает, что депрессия сильно подвержена стигме?

МайкУоллес: Все верно.

CBSCares: Получается, что многие люди стигматизируют депрессию, не желая признавать, что знаменитость такого ранга как Вы, может страдать от депрессии? Только Ваша жена Мэри и психиатр признали это?

МайкУоллес: Да. Мой семейный врач, например. Когда я начал ощущать первые симптомы депрессии, но еще не обратился к психиатру, я пришел к нему, и он тогда сказал мне: «Майк, прекращай! У тебя были непростые времена. Соберись». Ситуации, когда некоторые врачи не распознают депрессию у пациентов или не могут с ней справиться, повсеместны.

CBSCares: Ту же точку зрения высказал один из ведущих психиатров в своем интервью для канала. Он сказал, что часто даже самые лучшие врачи общей практики не могут взаимодействовать с пациентами с депрессией, хотя это медицинское заболевание. Получается, что и Вам врач порекомендовал просто «взять себя в руки»?

Майк Уоллес: Так и было. Он сказал: «Майк, ты ведь не хочешь публично сообщить о своей депрессии. Это плохо для тебя». Я клянусь, я услышал от него: «это плохо для твоей репутации». В любом случае, мне удалось выбраться из депрессии во второй раз. А потом, на мое 75-летие по каким-то причинам, я стал ощущать, что наступает переломный момент, что вот-вот что-то случится. И тогда произошел очередной эпизод тяжелой депрессии.

CBSCares: Авторитетные психиатры, дававшие интервью для проекта, говорили о том, что тяжелая депрессия, как правило, возникает в возрасте от 20 до 30 лет, реже в 40. По их словам, такая депрессия довольно редко случается в пожилом возрасте, как было у Вас.

Майк Уоллес: Что ж, я лично знаю много людей, впервые столкнувшихся с депрессией в пожилом возрасте.

CBSCares: Вы раньше сталкивались с депрессией, может не в такой тяжелой форме, как во время судебного дела с Уэстморлендом?

Майк Уоллес: Нет. Я имею в виду, что никогда ранее мне не приходилось ощущать такую эмоциональную боль, пустоту, полную беспомощность, утрату перспективы и пр.

CBS Cares: Вам трудно говорить об этом?

Майк Уоллес: Нет, вовсе нет.

CBS Cares: Спасибо. Если Вам тяжело говорить на эту тему, мы можем переключиться на другую. В 1962 году Ваш сын Питер трагически погиб при восхождении в Греции, ему было 19 лет. Тот случай не спровоцировал депрессию тогда, и как Вы справились с горем?

Майк Уоллес: Это был большой удар. Трагедия изменила мою жизнь и мою карьеру. До смерти Питера я был задействован в разнообразных проектах на телевидении. Не только новости, различные викторины и даже коммерческая реклама, я брался за все. Я часто говорил себе: «Ты не можешь позволить себе отказаться от какого-либо проекта, это все ради твоей семьи». У меня двое своих детей и еще двое приемных. Когда погиб Питер, мой взгляд на мир поменялся… Я отказался от всего. У меня было достаточно денег, чтобы спокойно прожить год. И это помогло мне переосмыслить свое отношение к работе. Я сказал себе «лучше делай то, что хочешь делать», а это означало работу только с новостями.

CBSCares: Именно тогда Дик Салант, президент Отдела новостей CBS, пригласил Вас на работу, в 1963?

Майк Уоллес: Да, все точно (смеется)…Вы даже об этом знаете? Вы отлично подготовились к интервью!

CBSCares: Спасибо. Одна из сотрудниц нашего отдела, ей чуть больше 20 лет, услышав, что на этой неделе Вам исполняется 87 лет, сказала, я передаю ее точные слова: «Но Майк Уоллес выглядит как молодой цыпленок!».

МайкУоллес: (смеется)

CBSCares: Принято считать, что счастье является ключом к долголетию и здоровью. Вы все еще на вершине в своей профессии, выглядите здоровым и бодрым. Как Вам удалось это совместить с эпизодами тяжелой депрессии? Вы – исключение из правил?

Майк Уоллес: Я думаю, самое важное здесь то, что я боролся против депрессии и получил помощь. У меня был хороший психиатр и подходящее лечение, состоявшее из психотерапии и медикаментов. Я общался с теми, кто прошел через депрессию, это мне очень помогло, тогда я понял, что надежда есть, есть свет в конце тоннеля. Моя жена Мэри и мои хорошие друзья очень помогли. Я регулярно занимался физическими нагрузками по рекомендации психиатра, и это действительно очень помогает. В целом, я делал все возможное на тот момент, чтобы справиться с болезнью и вернуть себе свою жизнь. Если бы я не справился и сломился перед депрессией, я не дожил бы до этих дней.
[BREAK]

CBSCares: Возможно ли, что какие то события Вашего детства сделали Вас уязвимыми перед депрессией?

Майк Уоллес: Будучи ребенком, я страдал от угревой сыпи. Вы не можете себе представить, насколько тяжело я переживал это. Еще у меня были очень худые и кривые ноги, я был неуверенным в себе юношей, но я говорил: «Несмотря на все это, я докажу, что могу достичь чего-то в своей жизни». Когда я смотрю на детей сегодня, как они близки с родителями и друзьями, я нахожу это чудесным. У меня так не было, я не был особо счастливым ребенком. Возвращаясь в те дни, я вспоминаю, что чаще радовался мрачным серым будням. Потому что когда светило солнце, я ощущал себя еще хуже.

CBSCares: От экспертов мы узнали, что наследственность может сыграть важную роль при возникновении депрессии. Случалась ли депрессия у ваших близких родственников?

Майк Уоллес: Думаю, что у матери. Я уверен, что склонность к депрессии у нее была.

CBSCares: Вы можете рассказать нам о Майке Уоллесе – ребенке?

Майк Уоллес: Вы имеете в виду Мирона Уоллеса? Так меня звали тогда. Каким он был? Он был хорошим…беззаботным.

CBSCares: От экспертов мы также узнали, что генетика, социальное окружение, самовосприятие и другие факторы могут стать определяющими для появления депрессии в жизни человека при наличии внешнего толчка. Склонность Вашей матери к депрессии, низкая самооценка в подростковом возрасте из-за угревой сыпи, тот факт, что мрачные будни Вы любили больше, - могло ли все это сложиться воедино и, получив толчок во время судебного дела Уэстморленда, привести к депрессии?

Майк Уоллес: Очевидно, что-то действительно могло внести свой вклад. Проблемы с угревой сыпью были болезным переживанием. Понимаете, когда тебе 15, 16 лет, ты учишься в выпускных классах и при этом даже не можешь смотреть на себя в зеркало, такую боль это причиняет. Я ведь не был изгоем. Я был довольно популярен. У меня были хорошие оценки. Я был капитаном теннисной команды, был активным и востребованным юношей.

CBSCares: Вспоминая ощущение неуверенности, именно из-за этого сложился Ваш характер? Как реакция на юношеские мысли?

Майк Уоллес: Я никогда не рассматривал себя как обладателя сильного характера.

CBSCares: Но не станете же Вы возражать, что требуется исключительная сила характера для того, чтобы на любую неприятность реагировать с твердым намерением победить, достичь успеха в жизни, вдобавок стать лучшим в довольно сложной профессии? Вряд ли все это благодаря мягкосердечию?

Майк Уоллес: Да, я всегда был тверд в своем намерении так или иначе, но достигать лучшего. Это касается и работы на телевидении. Я чертовски хотел преодолеть все трудности. Это был личный вызов.

CBSCares: Получается, что депрессия могла возникнуть в Вашей жизни и до судебного иска Уэстморленда?

МайкУоллес: Да. Пожалуй, это не стало бы для меня неожиданностью.

CBSCares: Во время первого эпизода депрессии, кому первым Вы сообщили? К кому обратились?

Майк Уоллес: Первым стал мой семейный терапевт, который, как я уже говорил, не думал и отрицал, что это депрессия. Но моя жена Мэри полагала иначе.

CBSCares: Ее помощь была важной для Вас?

Майк Уоллес: Да, очень.

CBSCares: Как она справлялась?

Майк Уоллес: Она всегда была рядом. И смогла быстро понять, что это депрессия. Она сразу стала звонить в больницу и помогать с выбором психиатра. Она была готова помочь в любой момент и никогда не сомневалась, в том, что я справлюсь. Даже если я сам не верил в это.

CBS Cares: Как вы познакомились?

Майк Уоллес: Я работал с ее супругом раньше… Тэд Йейтс…он был продюсером, но хотел быть еще репортером. В первые дни арабо-израильской шестидневной войны он был на иорданской территории Иерусалима, где был убит выстрелом в голову израильским снайпером. У него осталось трое детей. В то время мы с Мэри были как брат и сестра и оставались в последующие годы друзьями. А потом я пригласил ее присоединиться ко мне в моем поместье и винограднике, где я был один. Это был как раз период дела Уэстморленда. Так, наша дружба переросла в нечто большее.

CBSCares: У Вас были моменты, когда состояние настолько обострялось, что могло дойти до суицида?

Майк Уоллес: Да, это было.

CBSCares: Насколько близко Вы были к этому шагу?

МайкУоллес: Близко. Два или три раза, я был очень, очень близко. После того, как я получил квалифицированную помощь и лечение, все это осталось далеко позади.

CBSCares: В первый визит к психиатру, какое лечение он сразу предложил?

Майк Уоллес: Психотерапию и антидепрессанты, Людомил в частности. А после моего 75-летия его заменил Золофт, относящийся к новой категории антидепрессантов (СИОЗ). Мой психиатр назначил точную дозировку, чтобы был положительный эффект. И когда я стал регулярно его принимать, это очень помогло.[BREAK]

CBSCares: Как Вы осознали, что становится лучше? Это произошло внезапно или процесс был постепенный?

Майк Уоллес: Это случилось в конкретный момент.

CBSCares: Вы можете описать?

Майк Уоллес: Тогда мне представилась возможность поехать в Бейрут для интервью с лидером движения Хесбала Шейком Фадлала. В ЦРУ мне сказали, что это опасно, что может случиться нечто плохое во время интервью.

CBSCares: Это не сильно удивляет, ведь вы были журналистом с еврейскими корнями, делающим репортаж для авторитетного американского канала. Ведь именно Шейк Фадлала подозревался в совершении взрывов в Бейруте, убивших сотни американских морских пехотинцев?

МайкУоллес: Именно он.

CBSCares: Вы все еще страдали депрессией во время подготовки к той поездке?

Майк Уоллес: Да, и очень сильно.

CBSCares: Полагает, что из-за депрессии Вы проигнорировали предостережения ЦРУ…невзирая на то, что ставите свою жизнь под угрозу?

Майк Уоллес: Верно. Я осознавал, случись что-либо во время поездки, это будет неплохая возможность умереть. Я серьезно думал об этом. Мне было все равно на тот момент, жить или умереть. Правда, все равно.

CBS Cares: Вы не могли бы прояснить кое-что? Почему депрессия возникла в этот период, когда Вы принимали Золофт и справлялись отлично с работой?

Майк Уоллес: Вообще, до этого я на некоторое время перестал принимать Золофт и возобновил прием только при следующем эпизоде депрессии. Нужно подождать какое-то время, пока этот антидепрессант заработает. При поездке в Бейрут эффекта еще не было.

CBSCares: Итак, Вы страдали от депрессии, проигнорировали предупреждения ЦРУ, рискуя своей жизнью полетели в Бейрут для интервью. После возвращения депрессия стала отступать?

Майк Уоллес: Я снимал номер в гостинице Бейрута, смотрел из окна на разрушенный город и надеялся, что Золофт наконец подействует. Прошло уже пять, шесть недель, но облегчение не наступало. Знаете, каково ощущать себя беспомощным хотя бы один день? Время течет так медленно, словно целое столетие прошло, а помощи все нет. Но однажды я проснулся в Бейруте и ощутил себя гораздо лучше. Сначала я не поверил, но на следующее утро мне стал еще лучше. Это было уже 12 лет назад.

CBS Cares: Депрессия все еще присутствует в Вашей жизни?

МайкУоллес: Нет. Только обычные огорчения и радости жизни. Сейчас моя депрессия под контролем, и это благодаря хорошему лечению.

CBSCares: Как и в ситуации с письмом от сенатора Макса Клиланда, Вы смогли достучаться и тронуть сердца многих, кто страдает депрессией. Расскажите, пожалуйста, как еще Вы помогали другим людям?

Майк Уоллес: Как я уже упоминал ранее, два моих лучших друга Бил Стайрон и Арти Бухвальд также страдали депрессией в одно время со мной. Объединившись и назвав себя «Братьями Blues», мы посещали многолюдные места, где сразу многие люди смогли бы услышать о нашем опыте с депрессией. И мы говорили открыто об этом.

Еще я совместно с Бил Стайроном и Мартой Мэннинг сделал фильм, посвященный депрессии. Он шел на канале HBO и пользовался большим успехом. Люди до сих пор спрашивают меня, где можно достать копию фильма.

CBSCares: Когда Вы впервые публично сказали о своей депрессии?

Майк Уоллес: Долгое время я не хотел говорить об этой из-за стигмы. Однажды я был на шоу Боба Костаса, которое шло в 1.30 ночи. Мы говорили с Бобом 60 минут. И внезапно я осознал мысль: «Ведь сейчас 1.30 ночи, все те, кто страдает депрессией и не может уснуть из-за нее, смотрят телевизор как раз сейчас». И тогда я открыто поведал о своем опыте. Я ощутил свою обязанность сделать это, сказать всем этим людям, что депрессия – не повод испытывать стыд, что это медицинское заболевание, мало отличное от любого другого и что его можно излечить. Мне ведь это удалось.

CBS Cares: Какой был отклик на ту программу?

Майк Уоллес: Боб тогда сказал, что подобного количества откликов еще не было на его памяти. Но оставалось еще так много людей, до которых предстояло достучаться, сказать всем тем, кто проходит через этот ад: «Я знаю, я был там, я тоже проходил через это все, я знаю, что вы ощущаете, но посмотрите, я смог выбраться!» [BREAK]

CBSCares: Многие люди, страдающие тяжелыми формами депрессии, включая Вашего друга Била Стайрона, написавшего с своей потрясающей книге «Зримая тьма: мемуары сумасшествия» об ощущении полного отчаяния. Они говорят о том, что описать свои ощущения во время депрессии невозможно, через это нужно пройти. Как было у Вас?

Майк Уоллес: Все ровно также. Вы ощущаете глубокую безнадежность. Когда это закончится? Вы спрашиваете себя: «а что собственно, если я совершу суицид?». Это не просто физическая боль…это гораздо хуже.

CBS cares: Вам повезло с психиатром. Какую роль он сыграл в выздоровлении?

Майк Уоллес: Он глубоко и полностью понимал мое эмоциональное состояние. Он сразу назначил медикаменты и психотерапию. В разгар судебного дела Уэстморленда я ежедневно должен был посещать судебные заседания. Но во время обеда я брал такси и ехал к психиатру. Иногда два раза в неделю, иногда три. Он мне очень помог. Он относился к болезни серьезно, он был отзывчив, помогал во всем и сохранял мое право на анонимность. Я рекомендовал его многим людям.

CBSCares: Не возражаете, если я задам деликатный вопрос?

МайкУоллес:Пожалуйста.

CBS Cares: Спасибо. Если Вы не сможете на него ответить, скажите, сменим тему. Итак, после трагической смерти Вашего сына Питера, Вы посвятили следующие 20 лет жизни и всего себя работе. Могло ли так произойти, что судебный иск Уэстморленда нанес сильный удар по Вашим эмоциональным устоям? Ведь это было посягательство на карьеру, которая стала возможной после смерти Питера?

Майк Уоллес: Да, так оно и есть. Тот иск я воспринял близко к сердцу. Вы правы, я столько сил вложил в свою работу… и вдруг публично ее пытаются растоптать и уязвить. Ты посвящаешь свою жизнь работе, создаешь прекрасные истории. А потом сидишь в зале суда и выслушиваешь обвинения о лживом репортере, которым ты не являешься. Но ты бессилен.

CBSCares: Вы могли вы рассказать о Вашем сотрудничестве с Национальным Альянсом по исследованию шизофрении и депрессии? В конце беседы мы хотели бы дать на них прямую ссылку.

Майк Уоллес: Это замечательно.

CBSCares: Что читателю нужно знать об этой организации?

Майк Уоллес: Моя жена Мэри является активным ее участником. Когда вы сталкиваетесь с депрессией, случившейся у близкого человека, вы пытаетесь найти людей, оказавшихся в такой же ситуации. Так и Мэри постепенно вовлеклась в процесс, хотя она не особенно склонна к участию в каких-либо структурах. Но Национальный Альянс серьезно занимается психическими расстройствами. Ее бессменный лидер и учредитель Кони Либер превратила организацию в авторитетную структуру, занимающуюся исследованиями в области психиатрии. Те многие, кто оказывают организации финансовую поддержку на протяжении многих лет, воспитывают детей, страдающих шизофренией или депрессией. И у них есть такая финансовая возможность. Они не жалеют денег ради исследований. Я с большим уважением отношусь к ним за это.

CBSCares: Тысячи, десятки тысяч людей, страдающих депрессией, смогут прочитать это интервью. Чтобы Майк Уоллес хотел сказать им от своего сердца и разума, напрямую, здесь и сейчас? Что самое важное для Вас в этом послании?

Майк Уоллес: Прежде всего, если у вас депрессия, совершенно не нужно этого стыдиться. Верителивыилинет, этозаболевание. Именнотак. Следуетнайтихорошегопсихиатраилипсихолога. Если ваш психиатр рекомендует медикаменты, принимайте их столько, сколько потребуется. Если они не помогают, обсудите это с психиатром. Если получится найти психиатра, способного одновременно проводить сеансы психотерапии, это очень хорошо. Так было у меня. Я уверен, что вылечиться или почувствовать себя гораздо лучше сможет каждый.

Даже когда медикаменты и психотерапия не работают, что бывает довольно редко, есть другие варианты. Например, мой близкий друг прошел лечение ЭСТ (электросудорожная терапия), это помогло ему долгое время ощущать себя хорошо.

Мое послание читателям только положительное: есть больше, чем просто надежда, есть лечение. Для любого человека, обратившегося за помощью, шансы на выздоровление велики. Но Вы обязаны сделать этот шаг.[BREAK]

CBSCares: Испытываете ли Вы ощущение, что пройдя через депрессию с высоко поднятой головой, Вы стали как личность сильнее?

МайкУоллес: Да.

CBS Cares: Сможете пояснить?

Майк Уоллес: Я могу сочувствовать людям, понимать их состояние, после всего пройденного моя жизнь стала полнее и богаче.

CBSCares: О жизни человека принято говорить, что «мы все ждем в зале ожидания, когда назовут наш рейс». Каковы мысли Майка Уоллеса о смерти? Вы живете потрясающей жизнью. Вы молоды душой. Посещают ли Вас мысли о конце?

МайкУоллес: Вы имеете в виду, хотел бы я умереть? Да, я думал об этом.

CBS Cares: Это неизбежно, но насколько это осуществимо?

Майк Уоллес: Это вполне приемлемо и осуществимо. Честно, я удивляюсь, почему так долго остаюсь здесь.

CBSCares: Спасибо, что провели с нами это время сегодня.

Майк Уоллес: Вскоре после того, как вы сели напротив меня, я понял, что разговор будет серьезным и откровенным. Это побуждает человека быть открытым и рассказать больше, чем можно услышать в обычном интервью.

CBSCares: Спасибо за искренние комментарии. Спасибо за возможность вернуться в прошлое и пройти с Вами тот опыт. Для этого проекта было крайне важно донести до читателей, что даже такой человек как Майк Уоллес может оказаться во власти депрессии.

Майк Уоллес: Пожалуйста. Я рад, что смог помочь.

Человек – символ своего поколения, кумир для многих, публичная фигура, Майк Уоллес открыл людям ту сторону своей жизни, о которой многие стыдятся говорить, сторону полную душевных страданий. Он сделал это осознанно, понимая, как это может вдохновить многих людей быть откровенными перед собой и окружающими, и способствовать устранению стигмы.

Редакция сайта "Лабиринты разума"

_____________

Источники

Полное интервью с Майком Уоллесом на английском языке на сайте канала CBS: CBS Cares interview with Mike and Mary Wallace, 2006

Looking at Mike Wallace’s Contribution to our Understanding of Depression

Mike Wallace and Depression by Dr. Aletta


<<   

Июль 2018

   >>

пн вт ср чт пт сб вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5